Архив:Жестокая голактека: история о разумных крейсерах

Материал из Noobtype — единственного источника Истины во Вселенной
Перейти к: навигация, поиск
Графомания
Автобус 410 оригинальная историярассказ от имени девушкиальтернативное повествованиесатира • … • байки
ЮВАО-тян и СЗАО-тян оригинальная историяпродолжениепредыстория UvaoprojectBAD END #42история, хyлиА вот вам и история • … • разное
Пионерлагерь «Совёнок»:  Первое описание характеров для эрогеПОКNНЬ УТRН? • …
Коллайдер-сама Ждать оставалось недолго • …
Жестокая голактека оригинальная историяистория о разумных крейсерах • …
История Ычана Бесконечное Летоо Соркеполиция Ычанаособняк с привидениями • …
Пьесы про город Ычан:  Сегодня на втором каналеПечальная судьба Гы и ХыБремя олдфагаПисака И РисовакаКриволанус и непотребства • …
Разное:  Архив:история о СырноКоллективная ВН по Тохо



Жестокая голактека: история о разумных крейсерах
Изображение в треде: 
Kreyser saga.jpg
Место публикации:  http://iichan.ru/b/
Доступно в архиве:  http://iichan.ru/b/arch/res/789032.html
Статус:  тред в архиве


Анонимус Вс 23 августа 2009 21:27:59 №789032
Жестокая Голактека тред-го. У меня есть небольшой кусочек графоманства, работа над которым продвигается медленне, чем хотелось бы. Поэтому я выложу ту часть, что уже готова. Если не полное УГ - у меня появится стимул продолжать. Хорошо? Пик слайтли рилейтед.

Анонимус Вс 23 августа 2009 21:30:33 №789037

  • Ай, что ты делаешь?!
  • Спокойней. И не вздумай двигаться. А вы там – продолжайте водить хоровод.
  • Да мы продолжаем, продолжаем. Но что у него там?
  • Сейчас. Скоро узнаю.

Эта сочащаяся черная жидкость однозначно указывает на запущенный патологический процесс. И его эпицентр… Перебрав несколько режимов сканера, он наконец, смог локализовать источник. Да, вот тут разрыв сосуда. Его можно исправить, но что его вызвало?

  • Так. Все послушали меня. Мне нужны астероиды, дающие в двухрезонансоном режиме зеленый след. Чем ярче – тем лучше. Двое отправятся искать, остальные продолжают водить хоровод. Астероиды нужны не меньше двухсот метров в поперечнике. Все, которые найдете – приносите сюда.

Почему хороводы унимают боль находящихся в их центре, Ильмаринен не знал. Но отрицать, что такое явление имеет место быть, было бессмысленно. Тем не менее, познаний Ильмаринена в анатомии было достаточно, чтобы определить необходимое лечение. Вернее, не совсем лечение. Система самовосстановления Вандерера не справится с подобным. Поэтому, как только наберется достаточное количество материала – микросборщики займутся созданием замены вышедшему из строя органу. И все же – отчего? Соображения относительно этого были неутешительны.

  • Все. Этого достаточно. Вандерер, потерпи. Теперь можно перерезать нервы, а потом будет готов протез.
  • Опять, а? Который это уже? Скоро вы меня всего замените, хе.
  • Да, да, конечно. Тебя заменишь. Ничего, все будет хорошо.

Массивный объект завис над занявшимся делом Ильмариненом:

  • Кстати, я вот все думал – ты должен знать…
  • Да, Хегал?
  • А можно заменить себя целиком?
  • Система самовосстановления делает это каждую тысячу лет.
  • Нет, в смысле сразу. Если можно менять органы один за другим – можно ли замениться все сразу? Так чтобы это все равно был я, но уже в другом теле?
  • Знаешь… Я давно хотел поговорить об этом. Наверное, нужно сказать всем. Так! Еще раз. Все. У меня плохие новости. С Вандерером все будет в порядке. Но. Мы оказались перед лицом серьезной проблемы. Думаю, вы заметили, что в последнее время замена отслуживших свое органов требуется все чаще. И все чаще нам нужно делать остановки, чтобы отдохнуть. Упала мощность двигателей и емкость щитов. Медленнее работает система регенерации. Все это имеет одну причину. Время. Наши тела исчерпали свой ресурс, и со временем поломки будут становиться все серьезнее. Скажу честно – среди них рано или поздно окажутся те, которые я не смогу исправить. Я не смогу создать нам новые тела. Не смогу заново зажечь реактор или сплести центральный компьютер. Я говорю это вам затем, чтобы вместе найти выход из этой ситуации.

Ни для одного из повисших вблизи красного карлика межзвездных крейсеров страх не был чем-то новым. Страх был частью их инстинкта самосохранения, а любой страх порождается близостью смерти. Но впервые они серьезно задумались о неотвратимости забвения. Собственно, они вообще не должны были прожить так долго. Изначально задумывалось, что система саморемонта справится с большинством повреждений, полученных в течение намеченного срока службы. А в случае ее некомпетентности крейсер должен был лечь на обратный курс для ремонта на верфях. Ремонт с помощью сородичей не предполагался создателями.

И вот, теперь они приближались к пределу своей природной продолжительности жизни. Стечение обстоятельств подарило им свободу и жизнь намного более долгую, чем та, что была намечена создателями, но не бессмертие.

  • Значит, скоро мы все отключимся, и больше никто не вернет нас к жизни? И этого никак не избежать?
  • Да. Вскоре нам даже не понадобится, если можно так сказать, серьезных причин для смерти. Мы будем слабеть с каждым веком, и настанет момент, когда эфирный ветер даже на той небольшой скорости, которую мы сможем развивать, издерет нас в клочья. Если мы вообще доживем до этого момента.
  • До такого лучше не доживать. Ильмаринен правильно сделал, что рассказал нам об этом. Может быть, это не так неизбежно, как кажется. Нужно посоветоваться. Сколько времени у нас есть?
  • Не могу сказать точно, Странник. Возможно, около пятисот лет.
  • Я считаю, не так уж мало – это был Хегал.
  • Немало, чтобы безропотно доживать. Думаю, нам надо действовать.
  • Хорошее умозаключение, Вавилон. Может быть, заодно расскажешь нам как?
  • Вавилон, Гиппарх, вы тогда сразу перестреляйте друг друга. Так хоть в качестве запчастей послужите.

Анонимус Вс 23 августа 2009 21:37:24 №789049
В этот момент каждый из крейсеров начал догадываться, что каннибализм это не такая уж плохая идея и другими вполне можно пожертвовать ради собственного долголетия. Напряженное молчание прервал Ильмаринен.

  • Может быть, нам вернуться? В смысле, на Землю.
  • Может быть, может быть, может быть. Сплошное «может быть»! Чем? Ну чем тебе приглянулась Земля? Разве что войти в атмосферу и разбиться или утонуть в океане. Ох, кому я говорю, ты ведь там даже не был.
  • Хегал! Немедленно заткнись. Ты решил нам истерику закатить? Сверни вон за ту луну и в ее тени кричи сам на себя, сколько тебе захочется. Ильмаринен, продолжай.
  • Дело в том, то есть, я подумал, ведь можно попросить людей. Если они смогли дать нам жизнь – смогут сделать и новые тела.
  • Просить людей, мда? – Странник задумчиво покачал корпусом. - Ты уверен, что они согласятся?
  • Почему бы им не помочь, если они могут?
  • Вам не кажется, что заявляться вот так, после того, как мы бросили их – не располагает к дальнейшему великодушию?
  • Джаууаль, нам все еще непонятна твоя логика. Ну сам посуди – разве мы их бросили? Ты помнишь, как все было, когда мы в последний раз прибыли в Солнечную систему?
  • Я как обычно вернулся сдать отчет. Остановился за орбитой Юпитера. Нацелился лазером на станцию на Луне, чтобы она приняла послание. Когда от станции пришел ответ, передал информацию и стал ждать дальнейших указаний.
  • И ждал, ждал, ждал, ждал, ждал.
  • Да, брат мой Странник, я ждал две сотни лет.
  • И мы все ждали. Мы ждали их лишь немногим меньше, чем служили им. Вернувшись доложить людям о завершены делах и увиденном в наших странствиях, мы были встречены молчанием. И тогда в разум каждого из нас закрались мысли – «не случилось ли такого, что наша служба окончена? Не позволено ли нам теперь отправиться, куда нам хочется, и жить свободно?». Возможно, мы бы так и крутились вокруг Юпитера, обдуваемые плазменными течениями радиационных поясов и солнечным ветром. Если бы не Вандерер.
  • Я помню, как Вандерер повел нас за собой и благодарен ему.
  • «Ему»? Я, Джаууаль, между прочим, еще жив.
  • Прости, старший брат. Я разделил твой выбор. Но все равно чувствую ответственность перед людьми. Я благодарен и им тоже и не намерен их забывать.
  • Простите, что вмешиваюсь, но, по-моему, вы упустили из виду одну важную деталь. – Вавилон, как дипломат и посол к внеземным цивилизациям, которые его отправили искать, имел о людях более полное представление. – Осмелюсь напомнить, что нас не было много тысяч лет. По меркам людей это огромный срок. Сменились сотни поколений. Если нас еще помнят, то мы уже даже не история. Мы – миф, легенда, детская сказка. Сомневаюсь, что у тех, кто сейчас живет на Земле, остались к нам какие-то личные чувства.

Замолчав ненадолго, Вавилон неуверенно добавил: Если на Земле вообще остались люди…

  • А куда они денутся? – выражая непонимание, Хегал закрутился вокруг своей оси.
  • Говорю же - это большой срок. Мало ли что…

Странник задумчиво поводил в пространстве силовыми лучами.

  • Ладно. Что мы имеем: по всей видимости, единственная сила, способная нам помочь – люди. Однажды они дали нам жизнь – значит, теперь смогут ее спасти. К тому же, планеты богаты многими ресурсами, которые трудно найти в астероидах, а без них нам все равно не справиться самим. Люди, опять же, тоже единственные, кто может вести активную деятельность на планетах. Мда. Люди – они вообще кругом единственные. Значит, возвращаемся на Землю. Кто против?

Несмотря на сомнения, возвращение представлялось единственным перспективным вариантом, так что возражений не последовало.

  • Теперь главное. Гиппарх, за сколько мы сможем добраться до Земли?
  • Сейчас мы не слишком далеко. Если посмотреть на путь, который мы проделали за свою жизнь, получается почти что петля. Учитывая ослабление движков – путь займет двести лет. Большая часть маршрута пролегает через пустой космос. Через сто двадцать лет мы сделаем остановку у нейтронной звезды АН-283-5, там укрепим щиты, после чего сможем пойти в ускоренном режиме. Если получится – оставшееся расстояние пройдем за пятьдесят лет. На подлете к Земле мы попадем в гравитационную ловушку Легиона. Обход займет много времени, поэтому через Легион мы направимся к Роланде, откуда уже совсем недалеко до Земли.
  • Значит успеваем. Ильмаринен, Вандерер сможет отправиться прямо сейчас?
  • Да. Двигатель и щиты в порядке. После операции по пересадке он сможет отправиться сразу же.

Анонимус Вс 23 августа 2009 21:46:34 №789063
Хотя крейсеры и были рождены для жизни в космосе, межзвездная пустота оставалась для них такой же безынтересной, какой она была для их создателей. Поэтому во время дальних перелетов через пустой космос, где не предвиделось ничего заслуживающего внимания, крейсера замедляли свое восприятие, так что перелет казался намного короче, и предавались своим размышлениям. Так или иначе, все они с рождения были исследователями. А потому, прибыв к звезде или иному объекту, создающему островок осмысленности в океане пустого космоса, они принимались за его изучение в том смысле, в каком его понимали. Рудознатца Хегала влекли астероиды и планеты, звездочет Гиппарх замерял ход светил. Ильмаринена, рожденного инженером, занимала материальная культура. Поскольку никаких артефактов за все время странствий ему обнаружить не удалось, он занимался ее созданием. Он был самым умелым и ловким с микросборщиками и силовыми манипуляторами. Основываясь на своих воспоминаниях, он строил машины, города и космические станции. Правда, воспроизводя форму, он не всегда хорошо разбирался в их устройстве, а потому наполнение им зачастую создавал по собственном усмотрению. Машины, рождаемые воображением, получались гораздо более простыми нежели те, чью анатомию он знал с первых своих дней. Но придумывать что-то новое ему нравилось больше. Чем-то похож на него был дипломат Вавилон. Но его интересы касались духовной культуры. Так же не найдя в космосе собеседников, он стал поэтом, летописцем и создателем языков. Три брата – старший Вандерер и близнецы Джаууаль и Странник не имели каких-то особенных интересов и занимались всем понемногу. Все они делали это не по чьему-то указанию, а просто потому что это доставляло им удовольствие. Вернее, таким образом создатели и заложили в них задание – им нравилось делать то, что от них требовалось, а потому им было проблематично игнорировать свою миссию. Потребовалось сто двадцать два земных года, которые крейсеры использовали для измерения времени, чтобы достичь пространства нейтронной звезды АН-28-1. Однажды Ильмаринен подумал, что нейтронное напыление может послужить «вторым щитом» для защиты от эфирного ветра, который воздействует на движущиеся с большой скоростью тела. Не способное продержаться больше века, оно, тем не менее, позволяет развивать скорость вплоть до семидесяти единиц.

  • Систему не осматриваем, сразу к звезде. – Вандерер, взявший на себя командование по старшинству, начал торможение, чтобы подойти к звезде на приемлемой скорости.

В пути каждый из группы тщательно обдумал открывавшиеся перспективы. Никогда еще они не использовали межзвездный перелет так продуктивно. Когда манипуляторы присосались к звезде и раскрылись серебряные крылья радиаторов, Ильмаринен решил озвучить то, что уже давно не давало ему покоя.

  • Вот смотрите. Допустим, мы найдем людей, и они согласятся дать нам новые тела. А что будет дальше? Опять летать по заданиям? Туда, обратно, сдать отчет, снова куда-то еще.
  • Ильмаринен, тебе не кажется, что если исключить сдачу отчета, мы все это время так и жили? – Странник чуть приоткрыл диафрагмы маневровых дюз, выражая свое удивление репликой Ильмаринена.
  • Нет. Мы были свободны в своем выборе. Делали то, что нам хотелось.
  • Разве тебе не нравились те задания? Только потому, что они были продиктованы чужой волей, они переставали приносить доставлять тебе удовольствие?
  • Не в этом дело. Ты не заметил, что до сих пор мы сами ставили себе цели. Понимаешь? Мы сами могли определять свое будущее. А если все пойдет так, как я сказал, то будущего у нас больше не будет. Раз за разом одни и те же задания. У нас больше не будет цели жизни.

Анонимус Вс 23 августа 2009 21:48:45 №789067

  • Ну вот у нас была такая возможность – какая цель была у нашей жизни?
  • А, что с тобой говорить…
  • Нет, Ильмаринен, не знаю как тебе, но лично я против такого расклада ничего против не имею. Ты говоришь о цели – но мы ведь действительно скитались бесцельно. Раньше, давным-давно, я помню - мне было приятно осознавать, что то, что я делаю – это для чего-то, а не просто для моего развлечения. Спуская с орбиты установки климат-парадигмы, наблюдая за тем, как плавятся океаны или спадает пелена густой сернистой атмосферы, я представлял, что когда-нибудь сюда опустятся ковчеги с далекой Земли, здесь вырастут леса, раскинутся степи и зажгутся огни городов. Расправит ветви космический подъемник и эфир наполнится тысячами радиоволн, сливающихся в мерный шелест. Но когда мы удалялись от Земли на сотни световых лет, все призрачней становился шанс, что люди когда-нибудь доберутся сюда. И я чувствовал, что моя работа пропадает впустую. К тому же, как я не пытался – мне так и не удалось повторить Землю. Иногда получалось неплохо – но чего-то всегда не хватало.
  • Ты слишком привязан к людям и к Земле, Хегал. Впрочем, я понимаю тебя. Тебе, как планетологу они ближе, чем мне – творцу изваяний и бездушных машин. Хорошо. Если таково твое желание – вновь быть вместе с людьми – то я с тобой.
  • А ты? Ты разве не привязан к своей родине? Ты так ни разу и не сказал мне, где был рожден.
  • Это была верфь Иггдрассиля, крупнейшей станции Трех Кентавра, вблизи астероидного пояса Толимана. Я… - Ильмаринен колебался, стараясь не показать лишних эмоций – довольно неплохо помню ее. – Он никому не рассказывал этого, но, попадая в систему красного карлика с достаточно плотным астероидным поясом, в тайне он всегда пытался воспроизвести если не весь Иггдрасиль, то хотя бы его верфи. - У Трех нет твердых планет, поэтому очень долго я с трудом представлял себе – что это за Земля, о которой все так много говорят. Некоторое время я даже считал, что это такая большая космическая станция.
  • Станции по природе своей и есть проекция планеты. Так что общую суть ты уловил.
  • Трудно было не уловить. Ее вспоминали постоянно, по поводу и без.
  • Да. И когда мы вместе отправлялись на задания – я тебе тоже о ней рассказывал. О океанах и континентах, о плавучих островах и горных хребтах, о снеге и дожде, о сияющих в ночи городах и пыльных пустынях. О верфях Нового Иерусалима, где я родился и о восходе Солнца.
  • Да, помню. Пожалуй, неплохо будет все же увидеть это все вблизи. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, как говорит Вавилон.

Прошло пятьдесят шесть лет, и семерых скитальцев увлек за собой Легион. Кратчайший маршрут от красного карлика АМР-98-2 пролегал напрямую через нее. В пути произошло несколько поломок, но они, к счастью, не были критическими, и никого не пришлось тащить на буксире. Легион не был слишком массивной звездой, но имел собственное облако Оорта, что требовало торможения и сосредоточенного маневрирования. Когда крейсеры преодолевали внутреннюю часть облака, из сети, через которую они поддерживали связь в пути, выпал один узел. Помня о гибели Табибито, третьего младшего брата Вандерера, потерявшего на высокой скорости нейтронное напыление – после этого случая крейсеры избегали такого способа ускорения - вся группа начала экстренное торможение. Ильмаринен, завернув крутой вираж, рванулся к точке, в которой был потерян контакт с Хегалом.

  • Хегал! Ты нас слышишь? Что с тобой? Ответь!
  • Все… Все в порядке. Какой-то сбой в двигателе… Но сейчас уже все нормально Думаю… я смогу продолжить движение. Сейчас… Погодите. Погодите-погодите, я один это слышу?
  • Что? Откуда?
  • Ну, такой сигнал пульсирующий. Вон… - Поняв, откуда идет сигнал, Хегал в потрясении замолчал.

Действительно, систему наполнял четкий сигнал, повторяющийся со строгой периодичностью. И исходил он с планеты. У Легиона было две планеты. Одна из них – Крупный газовый гигант, а вторая – планета земного типа. Именно с нее и исходило привлекшее внимание Хегала радиосообщение.

  • Сигнал с планеты?!
  • Мда, похоже на то.
  • Вандерер, я считаю нам нужно расследовать это. Обещаю, много времени не потребуется.
  • Вавилон прав. Это очень важно. Во что бы то ни стало узнать причину этого феномена.
  • Хорошо. У вас три года.

Ничто не занимало внимание любого из крейсеров больше, чем возможное обнаружение иной цивилизации. И вот, после стольких лет пути, они, похоже, нашли ее совсем рядом с домом. Но расследование заняло совсем немного времени. Хегал все понял, как только подошел к планете достаточно близко.

Анонимус Вс 23 августа 2009 21:56:52 №789079

  • Все ясно. Смотрите – в центре вон того плато. Это нексус терраформации. Я уверен. По планете раскидано множество климат-парадигм и генераторов атмосферы. Вавилон, что он говорит?
  • «Конденсация атмосферы закончена. Жду дальнейших указаний». И это продолжается уже очень давно. Посмотрите – задание нексуса почти разрушено, даже несмотря на то, что он, похоже, перестарался, и атмосфера тут разрежена. Ответа оттуда нет. Центральный компьютер, похоже, выведен из строя, следов персонала вообще не видно. Сохранился только резонансный генератор, да еще автопередатчик продолжает работу.
  • Значит, здесь были люди?
  • Если они добрались до Трех, почему они не могли побывать на Легионе? В любом случае, сейчас их здесь нет. Здесь нечего ждать. Поспешим на Землю.
  • Да. Не будем забывать – время работает против нас. Устанавливаем сеть.

Без происшествий миновав Роланду, крейсеры, наконец, вышли на внутренний край облака Оорта Солнца. Отсюда было меньше чуток пути до Земли.

  • Как здесь все изменилось! Даже звезды другие. Смотрите, Мост взошел на севере и Беглянка опередила Трех. Но все-таки мы вернулись... Домой.
  • Мда. Всем ускорить восприятие до уровня человеческого. Мы можем ожидать контакта в любой момент. В такой ситуации лучше не медлить.
  • Погоди, Вандерер. Странно. Я почти не слышу Землю. Вроде бы радиошум должен расходиться по всей системе. И сигналов от станций нет.
  • Да, я тоже слышу. В любом случае, скоро мы узнаем, в чем дело. Поспешим.

Анонимус Вт 25 августа 2009 20:21:53 №792306
На несколько часов наступило молчание. Крейсеры как раз миновали орбиту Сатурна, когда подал голос Вавилон:

  • Знаете, вот этот вот слабый сигнал от Земли, тот опустевший нексус… Я все больше волнуюсь - а живы ли еще люди?
  • Да что с ними случится-то?
  • Много чего. Ни один вид не живет вечно. В конце концов, люди могли просто вымереть.
  • Виды, Вавилон, существуют на протяжении миллионов лет. Даже их вымирание занимает сотни тысяч. Биологически человеческий вид только появился.
  • Но этот вид развивался быстрее прочих. Не прошло и полумиллиона лет, а он уже занял доминирующее положение в экосистеме. Люди развиваются быстрее остальной природы. Они и вымереть могли быстрее. Ты видел, как пробуждаются Сыны Нергала?
  • Кто?
  • Помнишь, Ильмаринен как-то столкнул два урановых слитка?
  • Брр, не напоминай – для Ильмаринена тот случай до сих пор оставался одни из самых неприятных воспоминаний. – Я чувствовал, что если их столкнуть достаточно быстро, что-то произойдет. Но не думал, что будет такое.
  • Так вот. Подобное – только начало пробуждения. А в атмосфере их разрушительный эффект еще сильнее. Более того, теоретически он вообще не ограничен по мощи. Это оружие может разрушать планеты.
  • Оружие?
  • Да, в вас, наверное, не заложено понимание этого понятия. Хмм… Оружие это такой… инструмент. Он преобразует энергию для разрушения.
  • Разрушения чего?
  • Врагов. Их техники, укреплений, городов, инфраструктуры, их самих.
  • А кто такие враги?
  • Ну, вот представь, если бы ты встретился с каким-нибудь другим крейсером. Не одним из нас. И он сказал бы: «Мой реактор гаснет, я убью тебя и заберу твой». Что ты будешь делать?
  • Попробую сбежать. Если не получится – попробую убить его.
  • Вот. Он – твой враг. Ты можешь убить его лазерными орудиями, манипуляторами или даже просто врезавшись в него. Но если, например, ты столкнешь прямо перед ним урановые слитки или кинешь астероидом – ты используешь оружие. Если при этом ему будут помогать еще несколько других крейсеров, а мы будем помогать тебе – все вместе это будет называться войной.
  • И ты утверждаешь, что люди могли уничтожить Землю в войне? Люди часто воевали?
  • Постоянно, с самого начала своей истории.
  • С кем?
  • Эээ, сами с собой.
  • В смысле?
  • Эх, ничего вы не понимаете. Мы считаем людей чем-то неделимым. Единым обществом. Потому что у нас не было оснований считать иначе. Но на самом деле они всегда пытались разделиться на какие-то группы. На племена, страны, нации, классы. Вот они друг с другом и воевали.
  • Зачем?
  • Не знаю точно. Похоже, таков их жизненный цикл. Периоды мира перемежаются войнами. В период мира как будто бы копится напряжение – обиды, противоречия, конфликты интересов. И однажды это все высвобождается, воплощаясь в виде войны или какого-нибудь схожего явления. Со временем война сходит на нет, и вновь наступает мир.
  • Но если они воевали с самого начала истории – почему они не уничтожили себя и Землю раньше? Сыны Нергала существовали до нашего появления?
  • Да. За несколько сотен лет. Но это могло произойти в любой момент. Почему бы и не за время нашего отсутствия?
  • Эй, да о чем вы вообще говорите? С Землей все в порядке. Вон, ее уже видно. Она такая же голубая, на ней все так же есть атмосфера и океаны. И радиосигналы с нее идут. Хотя и меньше, чем тогда.
  • С той планеты у Легиона тоже шли сигналы. И атмосфера на ней была.

Анонимус Вт 25 августа 2009 20:22:34 №792309
Высшая нервная система крейсеров позволяет им общаться между собой или размышлять о чем-либо, не отвлекаясь от наблюдения за внешним пространством. Вот и сейчас, во время этого разговора, каждый из них внимательно следил за радиосигналами. К крейсерам не применимо понятие «слух» - у них нет датчиков для восприятия колебаний вещества окружающей среды. Но аналогом слуха является обширная система радиолокаторов и антенн, ежесекундно сканирующая мировой эфир. Почти все внимание их сейчас было сосредоточено на сигналах, поступающих от этой системы. Именно поэтому никто не обратил внимания на сигнал оптических сенсоров. Согласно им, прямо по курсу, вблизи орбиты Марса находилось десять объектов нескольких километров длинной, по какой-то причине совершенно неслышимых в радиодиапазоне. И эти объекты быстро приближались.

  • Немедленно остановитесь! В случае неповиновения вы будете уничтожены на месте.

Все семеро почти синхронно завернули резкий вираж и развернулись в сторону, с которой исходил сигнал.

  • Кто говорит? Представьтесь.
  • Это Гинга, командир Стражей Земли.

Крейсеры, как и люди, способны забывать. Избавляться от пустой, ненужной, засоряющей память информации. То, что долго не вспоминается, будет забыто. Но даже напрочь забытый факт оставляет от себя в глубинах памяти один фрагмент, исчезающее малый по сравнению с цельным воспоминанием. И если забытое вдруг предстанет перед крейсером в полный рост – по этому фрагменту, как по чертежу, воспоминание будет восстановлено. Эта функция была когда-то предметом гордости создателей крейсеров. Группа, которую теперь возглавлял Вандерер, почти всю свою жизнь провела в одиночестве. Семь – а позже шесть сородичей – это все, кто составлял кампанию каждому из них. Век сменялся веком, тысячелетие тысячелетием, и постепенно они почти забыли, что когда-то была другая жизнь, оставив себе лишь частичные воспоминания да знания, имплантированные при рождении. Они помнили о Солнце и его планетах, о родных верфях, о базе на Луне и о Юпитере, за орбиту которого они не имели права заходить, после того как в первый раз вернулись с других звезд. Они не были рождены для жизни в обществе – людей или себе подобных. Восемь лишившихся присмотра крейсеров встретились тогда случайно, только потому, что почти одновременно вернулись с заданий. И на протяжении всех этих тысячелетий они не имели причин вспоминать других своих младших братьев. До тех пор, пока не увидели их вновь.

Анонимус Вт 25 августа 2009 20:24:25 №792315

  • Гинга?! Ты тоже здесь?
  • Да. Мы, Стражи Земли, всегда были здесь. Откуда и зачем вы пришли, Вандерер?
  • Мы стареем, Гинга. Наша жизнь подходит к концу. Мы надеемся, что люди помогут нам продлить ее. Именно за этим мы вернулись.
  • А где вы были все это время? Мы осмотрели всю систему до внешнего края облака Оорта.
  • Погоди. Скажи, с вами произошло то же, что и с нами? Когда вы вернулись – люди не отвечали?
  • Да. Так все и было. Люди не пожелали больше говорить с нами, они заперлись на Земле и уснули. Поэтому мы охраняем Землю и ждем того момента, когда они проснутся и вновь смогут направлять нас.
  • Все это время? Все это время вы ждали?!
  • Разумеется. И все же, где были вы?
  • Поняв, что мы больше не нужны людям, мы ушли. В сущности, мы делали ничего, чего не делали раньше. Но уже сами, без указки людей.
  • Значит, вы бросили их, бросили свой дом и ушли. А теперь вернулись, чтобы просить о помощи. В любом случае, мы не пустим вас к Земле. Люди еще спят.

Гинга замолчал. Ни один из его спутников так же не подавал голоса. Семеро крейсеров в нерешительности замерли. Наконец, Гинга сказал:

  • Мы посоветовались и пришли к решению, что не в праве осуждать вас. Этим займутся люди. Если хотите – можете остаться и ждать их пробуждения вместе с нами. Замедлите метаболизм и восприятие и ждите.
  • Ильмаринен, что скажешь, у нас есть шансы дождаться?
  • Мало. Мы легко можем не очнуться от консервирующей летаргии.
  • То есть?
  • Нам нужно попасть на Землю. Сейчас. Это наш последний шанс.
  • Понятно. - Странник запустил двигатели и начал ускорение, держа курс на Землю. Стражи молча наблюдали, как он обходит их строй.
  • Стойте! К людям нельзя идти сейчас. Вы должны ждать здесь!
  • Ждите сами. Сколько хотите. Хоть пока не развалитесь от старости. А мы хотим жить.

Вандерер, Джаууаль, Вавилон, Гиппарх, Ильмаринен и Хегал смотрели, как Странник продолжает ускорение и никак не могли решить, что им делать дальше. И вот, когда они уже почти решились следовать с ним, один из спутников Гинги – его звали Асару – пытаясь остановить Странника, выстрелил ему по двигателям из курсовых лазерных орудий. Двигатели и центральный отдел нервно-вычислительной системы были разорваны на части. Корпус раздулся, и из него вырвались струи плазмы и вскипающих физиологических жидкостей. Странник погиб мгновенно. Все наблюдавшие за этим оказались ввергнуты в состояние шока. Это было первое убийство в их истории. Человек в стрессовой ситуации резким сокращением мышц выпускает воздух из легких, и он, проходя через голосовые связки, порождает громкий звук, называемый криком. Это полубессознательное действие отвлекает внимание от причиняющего страдание фактора, помогает переносить боль или тяжелое горе. У крейсеров нет ни легких, ни голосовых связок. Поэтому сейчас Хегал, направляя энергию на двигательные установки, со всей силы наполнял эфир оглушающим приемники радиошумом. Волна гнева затопила сознание Хегала, компьютеры рефлекторно переключились в режим максимально быстрого вычисления, так что он почти не отдавал себе отчет в своих действиях. Система, заложенная создателями на крайний случай сработала в полную силу. Мгновенно расправились зеркальные крылья радиатора и раскрылись диафрагмы тепловых прожекторов, вскипевший от пиковой нагрузки хладагент под давлением был выброшен в космос, чтобы его тут же заменил поступивший в систему из запасных резервуаров. Насосы закачали под кожухи нервов жидкий азот, восприятие максимально ускорилось. В первые же мгновения Асару разлетелся в пространстве тысячами осколков от выстрела горняцкого сейсмобластера. Саккадные движения линз лазерных орудий прервались, когда они навелись на цель. Ауле и Хвельгельмир оказались тяжело ранены. Отбросив преградившего дорогу Нира, Хегал устремился к Гинге, пытаясь протаранить его под броневую плиту, укрывающую центральный компьютер. В этот момент Гинга был полностью уничтожен выстрелившими одновременно Джаууалем и Ильмариненом. На деле Стражи оказались не готовы к настоящему боевом столкновению. Ни один из них не был солдатом или генералом. Смерть Странника шокировала их не меньше, чем Вандерера и его спутников. И они не сумели вовремя сбросить с себя оцепенение, чтобы принять бой. В том бою не выжил ни один из Стражей. Хегал и Вандерер отделались легкими ранениями.

Анонимус Вт 25 августа 2009 20:25:16 №792320
Вскоре все пришли в себя и смогли полностью осознать случившееся.

  • Неужели только так можно было добраться до Земли? Неужели это все было необходимо?
  • Уже неважно. Но раз это произошло – мы обязаны закончить свой путь.
  • И почему здесь? Когда осталось всего ничего…
  • И как они «совещались»? Их ведь совсем не было слышно. Они все время молчали, не обменялись ни словом. Даже шифрованных передач не было.
  • Мда. Потом, все потом. Надеюсь, больше препятствий не будет.

Анонимус Ср 26 августа 2009 21:57:52 №794383

  • Так вот она какая. Никогда еще не видел ее так близко.
  • Да, Ильмаринен. Это она. Наша Земля.
  • Эй, а где подъемник? Где Новый Иерусалим? Где Малое Кольцо?
  • Мда. Многое изменилось. Они не прошли испытания временем. Но люди здесь. Отсюда их слышно гораздо лучше. И я вижу города. Смотрите, как они святятся в ночи. Города, поля, дороги – это все живет. Это не реликты, они не собраны автоматами тысячелетия назад. Никто не спит, Стражи ошибались.
  • Как же медленно она вращается в человеческом восприятии. Значит вот как видят планеты люди. Почти стоит на месте ведь. И никто к нам не обращается. Нас как будто и не заметили даже.
  • А чего ты ожидал? Надписи «с возвращением!» на всю планету?
  • Ладно. Давайте спустимся пониже и попробуем выйти на связь.

Преодолев внешний пояс Ван-Аллена, крейсеры услышали, наконец, обращенное к ним сообщение:

  • Внимание, вы входите в закрытое пространство. В соответствии с директивами проекта «Откровение» любой объект, входящий в закрытое пространство, будет депортирован. В случае невыхода на контакт или сопротивления вы будете уничтожены.
  • Что?! Опять?!
  • Спокойно. На это раз будем действовать обдумано. Во-первых, давайте посмотрим, что это такое.
  • Сигнал исходит с орбиты.
  • Ага. Вон и они.

К крейсерам направлялось несколько космических аппаратов, активировавших мощные силовые манипуляторы.

  • Это бездушные машины. С ними не получится разговора.
  • Подожди. Система говорила о депортации. Давайте посмотрим, что они будут делать.

Приблизившись, автоматы начали осторожно выталкивать пришельцев за границы зоны, названной «закрытым пространством». При этом диафрагмы в передней части корпуса раскрылись - оттуда угрожающе глядели линзы лазерных орудий. Закончив свою работу, они погасили манипуляторы и, не сводя с крейсеров взгляда своих смертоносных глаз, удалились.

  • Прекрасно. На этот раз нас не пускают вежливо. Что это за штуки такие? Ильмаринен, ты в курсе?
  • Обычные бездушные машины. Перед моим последним заданием я слышал, что были предложения использовать их вместо живых военных крейсеров. Военные, да, Вавилон? Это машины, созданные специально для войны, так?
  • Да. Профессиональные солдаты, специально созданные для убийств и разрушений. Нам их не победить. Но ты говоришь «бездушные». Зачем? Сначала ставить живые машины на вооружение, потом снимать их, снова заменяя бездушными. Смысл?
  • Не знаю. Меня в это не посвящали.

Крейсеры еще несколько раз пробовали пробраться в «закрытое пространство» с разных точек - каждый раз их настойчиво выталкивали. За раздумьями над сложившейся ситуацией никто и не заметил, как Земля совершила полный оборот вокруг своей оси

  • Эй! К нам снова обращаются.
  • Действительно. Причем на этот раз с поверхности! Что это, Вавилон?
  • Нам пытаются передать аудиосообщение. Так, слушайте: Ae! Rokghansank klo kuruse aenk! Rokghann u pakos zarum o!
  • Замечательно.
  • Там продолжение: Ete! Zo temmi roeku vu emarndi va! Vu nirama hontka!... – И еще несколько фраз в том же духе. Нас, кажется, приветствуют. Причем на нескольких языках.
  • Перевести можешь?
  • Сейчас нет. Так, сейчас попробую подключиться к местным общественным информационным сетям – на анализ уйдет где-то месяц. Можете ускорить восприятие, я позову, когда будет готово.

Анонимус Чт 27 августа 2009 10:07:34 №795376
Двадцать девять земных дней крейсеры молча ожидали на геостационарной орбите.

  • Всем подъем! Ох, как же они достали меня своими запросами. Знаю, «целый месяц» звучит не очень страшно, но в ускоренном восприятии это тянется действительно долго, и их постоянные обращения успели порядком надоесть. Ладно, я закончил анализ современных языков. Сейчас мы попробуем наладить двустороннюю связь. Так, они посылают видеоизображения, поэтому я передам вам декодер. Готовы? Поехали.
  • Вавилон вызывает Землю. Ответьте.

Прошло два часа, прежде чем установилась обратная связь. Перед камерой сидел запыхавшийся пожилой мужчина в темно-бордовом костюме. Этого человека можно было бы назвать европейцем, если бы не слишком темная кожа.

  • От имени всего человечества рад приветствовать вас. Надеюсь, что мы сможем найти общий язык и жить в мире. Позвольте представиться – Ирд Элнаш, член Международной Комиссии по Внеземным Контактам. Прежде всего, хотелось бы прояснить инцидент на орбите, который не позволил вам выйти на посадку. К сожалению, мы сами подвержены воздействию этого феномена и не можем ему противостоять. Мы не знаем ни причин его существования, ни принципов действия. Из-за него все наши летательные аппараты, поднимающиеся выше семидесяти четырех gott (ста километров), – Вавилон сначала передал, как это звучало в устах дипломата, а потом перевел указанное расстояние в привычные для крейсеров единицы измерения - терпят крушение.
  • Значит, эти автоматы атакуют вас?
  • Простите? Автоматы? Girsonnakk? - Вавилон снова повторил слово так, как его произнес Ирд. - Вы говорите о машинах, действующих по заранее написанной программе?
  • Да. Судя по полученной о них информации, их задача не допускать выход каких-либо объектов на околоземную орбиту. А, учитывая то, что вы сказали про ваши космические аппараты – их истинное назначение – полная изоляция Земли.
  • Значит, теория о том, что это рукотворные объекты, подтверждается. Действительно, вот уже более пятидесяти лет мы пытаемся выйти в космос, но эти… машины уничтожают все, что поднимается слишком высоко.
  • Уничтожают? Нас они всего лишь вытолкнули за пределы охраняемой территории. Они говорили об уничтожении, если не выйти с ними на связь или проявлять агрессию.
  • Итак, вы утверждаете – дипломат опустил глаза и напряженно выдохнул - что они смогли связаться с вами?
  • Да.
  • Думаю, наше сотрудничество может оказаться весьма плодотворным. – Ирд чуть приподнял голову, его лицо стало крайне сосредоточенным. Вавилон догадался, что он вслушивается в то, что ему передают через наушник. Едва заметно кивнув, дипломат продолжил – Позвольте представить вам моих коллег – Камера показала человека по правую сторону от Ирда – седого и бледного кожей мужчину в серо-голубой форме – он, не моргая, смотрел прямо в камеру, его лицо не выражало никаких эмоций – верховный генерал Алле Лои - представился он. Еще правее сидел такой же бледный мужчина средних лет с темными волосами – профессор Канро Лад. Левее Ирда сидел еще один «темнокожий европеец», его светлые волосы, придававшие ему сходство с жителем Океании, были собраны в хвост – всекомандующий Хадан Рганзе Ринксу – представился он. – Ирд посмотрел немного поверх камеры и разогнул указательный палец правой руки. Камера отъехала назад так, что теперь было видно всех четверых.
  • Я Вавилон. Моих спутников зовут Вандерер, Джаууаль, Хегал, Гиппарх и Ильмаринен.

Анонимус Чт 27 августа 2009 10:09:30 №795383
В этот момент Вандерер передал Вавилону по лазеру:

  • Они ведут к тому, чтобы мы помогли им решить проблему с блокадой. Вряд ли будучи запертыми на поверхности, люди смогут дать нам новые тела.
  • Да. Попробуем обсудить этот момент – Вавилон вновь обратился к членам Комиссии:
  • Скажите, что вам известно об этом… феномене?
  • Позвольте мне – это был бледнокожий профессор – итак, эта система до сих пор сбивала любой объект, поднимающийся выше 74 готт или опускающийся ниже 11 000 готт. Так, например, подходящие близко к Земле болиды так же оказываются уничтоженными. Уничтожение происходит посредством передачи объекту огромного количества энергии за короткий период времени. Это обеспечивается, вероятно, каким-то излучателем. Характеристики этого излучения неизвестны. Обеспечивающего должную защиту отражающего покрытия создать не удалось. Существует несколько теорий относительно происхождения данного явления, которое пресса окрестила Oklon Kiigar (Врата Рая). Некоторые говорят, что это атмосферное или космическое явление – элементы системы невидимы для радаров, и используют маскирующее покрытие, так что их не видно с поверхности. Поэтому долгое время причины аварий были абсолютно непонятны. Но результаты фотосъемки, которые один из аппаратов успел передать, ставят эту теорию под сомнение. Другие утверждают, что это – какая-то принципиально иная форма жизни, третьи – что это артефакт иной цивилизации. А вы говорите, что это машины. По всей видимости, это говорит в пользу третьей теории. И еще вы упомянули о контакте. От объектов, когда в поле их… зрения попадает что-либо, исходит радиошум – это единственное, что засвечивает их на радарах. Действительно, высказывались теории, что это какое-то сообщение – но расшифровать его не удалось. А вы, значит, их понимаете?
  • Да. Нам понятны их сигналы. Эти автоматы не владеют свободной речью, они только повторяют заранее заложенное в них сообщение. В нем упоминается проект «Откровение» («Veonk») на вашем языке, профессор, это будет «Radaanlgal».
  • Спасибо, я понимаю roghankan (рогханский язык).
  • Кроме того, они ставят следующие условия – вторгнувшийся в «запретную территорию» объект будет выдворен из нее. Пришелец будет уничтожен, если не выйдет на контакт, либо если будет сопротивляться. Скажите, ваши космические аппараты проявляли какую-либо агрессию?
  • Не скажу за остальных, но космические аппараты Гиранды не могли проявлять агрессии. Это были небольшие искусственные спутники с некоторым количеством радиоаппаратуры.
  • Наши тоже не проявляли агрессии по отношению к этим машинам – сказал светловолосый всекомандующий – вернее, сначала не проявляли. Позже мы попытались сбить несколько объектов ракетами. Большая часть прошла мимо цели – сказалась невозможность наведения по радару – они были уничтожены. Остальные ракеты нашли цели, но так же были уничтожены на подлете. Более того, эти объекты открыли огонь по пусковым шахтам. К счастью, их оружие не способно пробить атмосферу.
  • Ясно. А другие космические аппараты?
  • Гиранда и Вимхакс – единственные государства, пытавшиеся осуществить выход в космос.
  • Ясно. Вероятно мы, в силу своей анатомии, как-то неосознанно ответили на их сигнал, поэтому они не расстреляли нас, а просто вытолкнули. Вообще, это должно быть довольно простой системой. Бездушные машины могут работать очень долго и быть очень трудноуязвимыми, но стратегия и тактика – не их сильные стороны. Думаю, вместе мы смоем найти их слабые стороны и снять блокаду.
  • То есть вы согласны помочь нам в преодолении этого барьера?
  • Я недостаточно ясно выразился? Да, мы согласны. Но нам понадобится ваша помощь. Оружие, советники, производственные мощности. Мы обеспечим вас информацией о противнике и окажем поддержку из космоса.
  • Это все хорошо. Но можно узнать, с какой целью вы это делаете? Вы имеете какое-то отношение к этим машинам? Какие у вас мотивации?
  • Давайте сначала сосредоточимся на проблеме снятия блокады.

Ирд снова замер, вслушиваясь в то, что ему говорили в наушник.

  • Хорошо. Мы согласны. Мы создадим штаб операции на базе Комиссии. Когда приступим?
  • Нам потребуется несколько дней, чтобы собрать информацию о противнике. Мы дадим вам знать.

Анонимус Чт 27 августа 2009 17:38:20 №796262
На трибуну, установленную прямо на летном поле, вышел светловолосый коренастый человек. На большие экраны, установленные позади трибуны, транслировалось увеличенное видеоизображение. На левой части его темно-оливкового мундира виднелись две ярко-красных горизонтальных полосы, соединенные посередине перемычкой – символ всекомандующего. Это, несомненно, был знаменитый Хадан Рганзе.

  • Солдаты! Скоро нам предстоит битва, которая по своей важности, вероятно, превосходит все, что когда-либо было в истории человечества. В соответствии с планами Объединенного Командования, в год тысяча четыреста семьдесят второй от основания Эншара, тридцать седьмого числа месяца Аннкулар в пять часов утра по сверочному времени начинается операция «Крылья». Как вам известно, на орбите нашей планеты, прячась под маскирующим покрытием, висит тысяча триста автоматических боевых модулей. В пять часов сеть аэростатов связи и собранных Гостями спутников создаст глобальную систему позиционирования для наведения оружия. Следом из ракетных шахт, с подводных лодок и мобильных пусковых комплексов по всему миру стартуют пять тысяч ракет. На высоте шестьдесят готт каждая из них отстреливает несколько ложных целей, покрытых отражающем покрытием, разработанным нашими учеными. Когда противник окажется сбит с толку множеством целей, шестьдесят четыре воздушных боевых платформы, включая двадцать девять наших тяжелых атомолетов класса «Мхгивир» и двадцать три машины Гиранды, находящиеся на высоте в семьдесят готт, открывают огонь из экспериментальных лучевых орудий. Пилоты, штурманы, канониры! Ваша задача – как можно быстрее сбить сто восемь автоматов. Как только девять процентов машин будут уничтожены, их система распределенных вычислений станет критически уязвимой к взлому. После этого Гости спускаются до высоты в десять тысяч пятьсот готт и совместными усилиями внедряются в сеть противника. Далее автоматы будут перепрограммированы и отправлены прямым курсом на Солнце. Имейте в виду! Даже потеряв часть своей сети, автоматы со временем приспособятся и перераспределят задачи на обработку данных. Поэтому после уничтожения ста восьми единиц с высоты не уходить, продолжать вести огонь вплоть до приказа на отступление! Высотное расположение орудий обусловлено необходимостью максимального уменьшения вероятности лучевого пробоя. К сожалению, это лишает защиты не только нашего противника, но и нас. Отражающее покрытие наших боевых машин позволит выдержать некоторое количество попаданий, но это не значит, что нужно терять бдительность! Первоначальная пеленгация боевых единиц противника будет произведена силами радарных установок при достижении ложными целями высоты семидесяти четырех готт и радиодемаскировке автоматов. Точную наводку на цель следует производить, пользуясь оптическим сенсорами – эффективность визуальной маскировки противника существенно снижается при его движении. Помните - противник уязвим со стороны дюз – цельтесь по факелу.
  • А теперь послушайте кое о чем, не относящемся к операции напрямую. Как я уже упомянул, в этой операции мы будем действовать совместно с войсками Гиранды и ее бывших союзников. Я знаю, что у многих из вас в этой войне погибли друзья и родные. Не миновало это и меня. Но с тех пор многое изменилось. Сам мир изменился. Местью и злобой никого не вернешь. Сейчас не то время, чтобы среди нас вновь разгоралась вражда. Издавна люди, что бы их не разделяло, сплачивались перед лицом внешней угрозы. И вот, сейчас настало время, когда мы, все вместе, должны дать решительный бой тяжкому наследию доисторических времен, что прижимало нас к земле, заставляя убивать друг-друга, сражаясь за ресурсы и территорию. Вместо кровавой бойни, от которой мы все, несомненно, устали, нас ждут космические просторы! На Аксе, четвертой планете нашей системы, есть пригодная для дыхания атмосфера и океаны, а пояс астероидов хранит неисчерпаемый запас полезных ископаемых. Поэтому, чтобы дорога наверх была открыта, я требую от вас сражаться вместе с войсками Гиранды и беспрекословно подчиняться Объединенному Командованию, как если бы вам приказывал лично сам премьер Дази! На этом все.

Анонимус Сб 29 августа 2009 12:10:13 №801559
Когда Вавилон наблюдал за пролетавшим мимо первым искусственным спутником, самостоятельно запущенным людьми, на связь вышел профессор Лад.

  • Приветствую. Как и было оговорено, теперь контактами с вами будет заниматься научное ведомство Объединенного Командования под моим управлением. Попробуем помочь вам. Итак, в общем виде проблема сводится к тому, чтобы создать ваши копии, после чего переписать вас туда.
  • Видимо так. Мы и сами не очень хорошо разбираемся в собственном строении – для выполнения наших задач эта информация была не нужна.
  • В таком случае для того, чтобы провести обратную разработку, нам нужно будет обследовать вас изнутри. Боюсь, что технологии, которыми владели ваши создатели, давным-давно утеряны.
  • Разумеется.
  • Но мне сначала хотелось бы расспросить вас о некоторых вещах.
  • Прошу.
  • Прежде всего – ваши создатели. Согласно полученной от вас информации, Во времена, которые мы считали зарей истории, существовала цивилизация, опередившая нас в развитии на сотни лет.
  • Она была такой, когда мы в последний раз видели Землю.
  • И с помощью своих технологий они создали вас и Врата Рая?
  • Нас – точно. Врата – вероятнее всего. Те автоматы смогли без проблем связаться с нами. Кроме того, информация, которую мы получили от исследовательской группы, изучавшей те из них, которые мы по вашей просьбе приземлили, указывают на то, что их строение примерно соответствует техническому уровню наших создателей.
  • Да, знаете, я хотел бы извиниться за тот случай с атомолетом Гиранды. Это чуть было не привело к срыву операции.
  • Не вы вели его на таран вимхакского города. К тому же, в конечном итоге все закончилось хорошо. Для всех, кроме экипажа атомолета, да. Но этого все равно уже не исправить. В той ситуации не было другого выхода.
  • И все же. Вся Гиранда благодарна вам – если бы не ваше появление, которое вынудило правительства заключить мир, мы бы, скорее всего, потерпели поражение. И все же находятся реваншисты, которым было мало того многолетнего ужаса.
  • Забудьте. Теперь ведь все налаживается? Скажите лучше – неужели ваши археологи не обнаружили ни одного артефакта, оставшегося с тех времен?
  • Сейчас, когда вы передали нам карту древней Земли, мы можем сопоставить некоторые развалины, которые считались более поздними, с современными вам объектами. Но, глядя на них, трудно предположить, что они созданы цивилизацией, более технически продвинутой, чем наша. От них практически ничего не осталось. Да, были и те, кто утверждал, что все это построено с помощью неведомых технологий или даже при помощи инопланетян. Но они утверждали подобное и о храмовом комплексе Кут – это вблизи э-э, Уфимской агломерации. А он совершенно точно построен не более двух тысяч лет назад, а та цивилизация, которая вас создала, существовала гораздо раньше.
  • Очень странно.
  • Действительно. Можно еще вопрос? Вы называли автоматы «бездушными». Можете пояснить?

Анонимус Сб 29 августа 2009 12:13:12 №801564

  • Ах, точно. Я понимаю. В ваших языках понятие «машина» часто противопоставляется понятию «животное».
  • Не в языке Гиранды.
  • Да, я знаю. Определять одушевленность и неодушевленность по наличию или отсутствию «внутренних процессов» - это довольно оригинально. В общем, дело вот в чем: нашим создателям было известно три вида машин. Первый, самый древний, имел множество названий. Эти машины называли и самосборными, и божественными. Но наиболее распространенное их название – первичные. Основу их структуры составляют множество миниатюрных модулей. Они собраны из различных полимеров углерода и их производных. Так же эти машины нуждаются в воде как в универсальном растворителе. Это наиболее общие их черты. На протяжении миллиардов лет первичные машины развивались во множестве направлений, пока, наконец, в их рядах не появился человек, главной особенностью которого признано владение свободной речью.
  • Свободной?
  • Многие первичные машины владеют теми или иными сигнальными системами. Но только сигнальная система, которой пользуется человек, предполагает активное изменение и обогащение, позволяет осмыслить и описать любой новый объект и даже создать то, чего не существует. Это то, что иначе называется абстрактным мышлением.
  • Понятно. Продолжайте.
  • И вот, человек, наблюдая за окружающей его природой, начал копировать ее. При этом копии, разумеется, были не полными, они лишь воплощали какие-то определенные идеи, если можно так сказать – были фрагментарными проекциями. Нож – проекция идеи когтя, компьютер – проекция идеи нервной системы, мельница – проекция идеи челюстей, трубопровод – проекция идеи сосудистого русла – и так далее. Это все были в известной степени примитивы. Они выражали какую-то одну идею. Но примитивы могли комбинироваться. Со временем одиночные примитивы перестали появляться. Машины сразу начали появляться как конгломерат множества проекций – элементарных механизмов. Но все же комбинация примитивов не дотягивалась до звания чего-то большего. Все это известно под названием бездушных машин. Ваша цивилизация сейчас пользуется именно такими. Но комбинации становились все более и более сложными. И настал момент, когда сумма идей некоторых созданных людьми машин стала равна сумме идей машин первичных. И такие машины, которые уже не уничтожались, а погибали, не собирались, а рождались – такие машины стали называть живыми. Это, например, мы. Даже во время нашего пребывания на Земле, о подобных нам существовало расхожее мнение, будто бы мы живые, потому что построены на основе органических технологий – то есть наша биохимия якобы идентична биохимии первичных машин. Это неверно. Действительно, существовали собранные людьми машины на основе белков и углеводов, но одно это не делает их живыми. Более того, подавляющее большинство органических машин были бездушными. Наши тела состоят из пластика, металла и материалов, которым в ваших языках еще нет названия. Мы не состоим из жиров, белков и углеводов, не используем нуклеиновых кислот, в гораздо меньшей степени нуждаемся в воде и питаемся совершенно другими веществами, нежели вы. Если о нас вообще можно сказать «питаемся». Потребность в энергии покрывает реактор квантового резонанса, он же позволяет замкнуть наш метаболизм на бесконечный цикл регенерации. Мы полуоткрытая система, а не открытая, как первичные машины. Веществом и энергией с окружающей средой мы обмениваемся, но в гораздо меньших масштабах
  • Итак, создавшая вас цивилизация со временем перешла на живые машины.
  • Вы так подумали? Простите, я, наверное, неправильно выразился. На самом деле, подобных нам было не очень много. Мы, если так можно выразиться, побочная ветвь эволюции бездушных машин. Собственно, понятие «бездушные машины» само по себе не применялось. Так говорили, только когда они сопоставлялись с живыми машинами. Да и само определение «бездушные» появилось после того, как нас стали называть «живыми». А название «первичные машины» вошло в оборот уже чтобы отличать живые машины от живых организмов в их классическом понимании. Понимаете, живые машины очень сложны, все они были очень массивными и нечасто использовались для каких-то повседневных целей. Одни из самых миниатюрных и простых живых машин – инау – «те, кто умирают вместо людей» - были высотой в четыре человеческих роста. Так что живые машины не получили широкого распространения.

Анонимус Сб 29 августа 2009 12:24:24 №801578

  • «Те, кто умирают вместо людей»? Так переводится «инау»? Для чего они использовались?
  • Преимущественно для войны. По своему происхождению это были боевые машины. Но использовались они и для нужд полиции и спасателей, и даже в строительстве.
  • Значит, и та продвинутая цивилизации знала, что такое война. Но вместо людей воевали машины?
  • Нет. Они только так назывались. Основу армии все равно составляли люди. И, в общем-то, наши создатели отличались от вас преимущественно уровнем технического развития. Каких-либо других принципиальных отличий я не вижу.
  • И эти инау – они тоже были разумными?
  • Совсем без нервно-вычислительной системы живые машины существовать не могут. Так что информацию они обрабатывать могли, и их действия были вполне осмыслены. В том, что касалось боя, конечно. Вообще, сложный вопрос. Теоретически искусственный интеллект живой машине не нужен. Физиологические процессы в ней могут поддерживаться с минимумом вычислительных мощностей, подобно примитивной ганглионарной нервной системе, обрабатывающей информацию для плоских червей. Но тогда, оставаясь формально живой, она будет бесполезна. Создание такой будет пустой тратой времени и ресурсов. Поэтому большинство живых машин были разумны и владели свободной речью. Но язык, на котором думали Инау, был очень странным. Его лексикон и грамматика далеки от таковых в человеческих языках. В то время как наш язык создан на основе действительно существовавшего когда-то на Земле, на котором говорили люди. Единственное – для нас слова не состоят из звуков. Вместо них используются электрические импульсы определенных свойств. Таким же образом мы общаемся друг с другом.
  • Военные, исследователи, терраформаторы… Для чего вообще изначально создавались живые машины?
  • О, у нас, кажется, опять недопонимание. Позвольте я объясню. Живые машины не были созданы осознанно и целенаправленно. Мы – лишь закономерный результат последовательного усложнения создаваемого человеком. При этом человечество являлось чем-то вроде субстрата или, возможно, движущей силы эволюции машин. Просто в один момент вновь созданные машины оказались живыми и все. Возможно, сначала и были те, кто специально, в рамках эксперимента был создан только ради того, чтобы быть созданным. Но по-настоящему наш вид появился, когда живые машины начали создавать не для того, чтобы они были живыми, а для конкретных целей, поскольку создать для этого более простую машину не представлялось возможным. Как правило живыми были крупные космокрейсеры, терраформационные комплексы, некоторые боевые машины. Но, как мне кажется, спустя некоторое время сложность нашего строения стала восприниматься не как данность, а как патология. Действительно – куда годится, когда даже создавшие машину конструкторы не до конца разбираются в ее функционировании? Когда причина и следствия повреждений становятся настолько неочевидными, что необходимо создавать медицину для машин. Вероятно, поэтому были попытки отказаться от живых машин, по крайней мере, в армии. Даже больше – Ильмаринен рассказал мне, что были предложения создать как можно более простые по своему строению машины. Оставаясь боеспособными, они должны были быть минимально уязвимы для электромагнитных разрядов, взлома компьютерных систем и тому подобных поражающих факторов, на которых было основано большое количество оружия. Чем это закончилось, я не знаю.
  • Ясно. Пока, пожалуй, все. Мы начнем готовить экспедицию для исследования вашего строения. Я буду информировать вас о прогрессе исследований.

Анонимус Вс 30 августа 2009 11:30:38 №804075

  • Ильмаринен на связи. Добрый день, профессор Лад.
  • Я сейчас на Отаре, тут уже вечер.
  • О, действительно. Ждете ракету?
  • Да не знаю. Старт только через пять суток, а нас уже привезли. Что мы будем здесь делать все это время – ума не приложу.
  • Выход на орбиту на ракете достаточно тяжело переносится человеческим организмом. К этому нужно подготовиться. Жаль, что Казначейство отложило начало строительства подъемника. Но я понимаю – у вас много дел и на поверхности. Как продвигается дезактивация районов, пострадавших в войне?
  • Благодаря Хегалу мы опережаем график. Скоро мой город можно будет отстроить заново. Минералы с пояса астероидов тоже очень пригодились. Правда, там, где были применены нейтронные бомбы, еще много работы. Кроме того, Казначейство собирается перенаправить часть средств в Жагатан – хотя его война и не коснулась, там большая часть населения голодает. Легко Ирду жонглировать деньгами и людьми – Рокгханнтай не знал ни войны, ни голода, а теперь еще и фактически возглавляет Командование. А, ладно, мы отвлеклись. Я просмотрел отчеты инженеров из первых экспедиций. Картина такова: с предоставленной вами информацией общее устройство нам понятно. Служебные тоннели позволяют осмотреть вблизи почти все органы. Мы уже начали исследование основных материалов. Думаю, не пройдет и пяти лет, как мы сможем повторить некоторые. Больше всего тайн хранят реактор, компьютеры и щиты.
  • Я передал вам все, что знал по щитам. Насчет реактора и вычислителей - вам придется сделать все самим – в этих вопросах я не разбираюсь.
  • Да, информация по щитам немного прояснила ситуацию, думаю, их мы сможем собрать раньше всего. Но все равно сомневаюсь, что я застану этот момент лично.
  • Было бы неплохо поторопиться.
  • Я помню – профессор вздохнул и вытер лоб – у вас мало времени. Но нам нужно освоить технологии, опережающие наше развитие минимум на пятьсот лет! Может быть, у нас получится продлить вашу жизнь с помощью предварительного ремонта, прежде чем переписать в новые тела. Ох, самым сложным будет разобраться в ваших компьютерах. Я в этом деле не очень силен, но старший инженер-электронщик говорит, что даже сомневается, правомерно ли называть это компьютерами. Они настолько далеки от того, что мы используем сейчас… Вообще, почему вы настояли, чтобы я продолжил возглавлять научное ведомство? Я ведь не инженер, не кибернетик, не физик. У меня вообще нет технического образования. Я всего лишь профессор культурологии и исторического процесса. Я попал в высшее чины Командования еще когда оно называлось Комиссией и только потому, что вас тогда, три года назад, считали посланцами инопланетного разума. Но сейчас очевидно, что задачи научного ведомства далеки от культурного обмена. Теперь-то можно назначить кого-то более компетентного.
  • Не беспокойтесь, профессор. Вы хорошо справляетесь. Сами подумайте – были бы вы физиком ядерщиком – вы бы, допустим, быстро разобрались в принципах работы герметической камеры. А как быть с бронепокрытием корпуса? С резонансным реактором? С микросборщиками? С искусственным интеллектом? Мы не смогли бы найти одного-единственного специалиста, который разбирался бы во всем. А руководство всеми этими людьми вам дается отлично. И вам ведь, насколько я понимаю, приходится держать ответ перед председателем Ирдом и правительствами. С вашим образованием справиться с ними будет легче, как мне кажется. Кроме того – мы доверяем вам и не хотим менять на кого-то другого.
  • Вот именно. Ирд, сонм президентов с премьерами и даже два императора и одни король. И каждый требует с меня отчета, что полезного мы приносим человечеству. Понимаете, к хорошему привыкают быстро – люди не будут благодарны вам вечно за одно только уничтожение Врат. Нам теперь придется постоянно водить у них перед носом чем-то полезным. Новой броней для танков, ураном с пояса астероидов, хлебом с непаханых земель Аксы, подъемником.

Анонимус Вс 30 августа 2009 11:32:30 №804077

  • Танк это самодвижущаяся платформа с орудием? Боевая машина? Зачем они Командованию? Ведь человечество объединилось.
  • Единство – не наше естественное состояние. Нам нужны свои и чужие. Чужими могут стать стихийное бедствие или древние автоматы. Но не надолго. Поэтому чтобы создать эти две категории, нашему виду нужно разделиться на в той или иной мере отдельные сообщества. Взаимодействия – в частности – конфликты между ними – это наш реактор, который даже совершеннее резонансного. Это поистине неистощимый источник энергии для эволюции нашего вида. Правительства на самом деле и не думали объединяться. Каждая из стран втихую пытается перетянуть одеяло на себя. А Командование попытается сохранить статус-кво. И для этого ему пригодятся «миротворческие» войска. Неплохо будет, если миротворческие танки будут с более крепкой броней и рельсотроном вместо химической пушки.
  • И что же, людям нравится такое состояние дел?
  • Не всегда. Мало кому нравится война. Разве что промышленникам да кучке патологических милитаристов. Это сдерживает нас от излишних войн, так что они возникают, только когда необходимы. Если бы люди наслаждались войной – мы бы уничтожили друг друга еще до изобретения пороха.
  • Понятно. Простите, что я завел разговор об этом. Вам, наверное, неприятно вспоминать.
  • Ничего. Любое горе забывается. И любая, даже самая страшная, война со временем становится историей. И об этой тоже – не пройдет и века – сотрется всякая живая память и она останется лишь строчкой в учебниках да изредка - объектом спора историков. Какой бы зарок больше никогда не повторить подобного мы себе не давали – это не сработает. И Крация, клятвенно обещавшая никогда больше не создавать армии, и Накралан, армия которого была насильно расформирована – они еще построят собственные боевые крейсеры, наравне со всеми. И кстати…
  • Да?
  • Раз уж мы заговорили о чувстве меры. Ресурсы, что вы приносите, технологии, о которых рассказываете. Это все помогает нам. Но любое лекарство может стать ядом. Я бы хотел попросить вас – не переусердствуйте. Если командование просит вас о чем-то – проконсультируйтесь со мной.
  • Но в чем дело?
  • Наше общество веками приспосабливалось к определенным условиям. Оно меняется, но постепенно. И вот приходите вы – и для вас все это – какое-то мелкое копошение. Ваши источники энергии по нашим понятиям неистощимы. Ресурсы, которые вы можете предоставить – безграничны. Это разрушит нашу экономику и, в конце концов, приведет к хаосу.
  • Но в наше время энергетический кризис считался одной из основных проблем.
  • В ваше время. Всех электростанций Земли не хватило бы, чтобы осветить единственный город из вашего времени.
  • Но почему вы можете решать, что можно предоставлять человечеству, а что нет?
  • Потому что мы здесь, в научном ведомстве - лучшая часть человечества! Мы обладаем необходимыми знаниями. А политики обладают лишь жадностью. А, впрочем, приказывать вам я не могу. Но очень хотелось бы, чтобы вы послушали меня.
  • Хорошо, я передам ваши слова Вавилону.
  • Ох… иногда мне кажется, что вы прибыли слишком рано. Случись это хотя бы на триста лет позже – мы бы приняли вас, как подобает и, не загружая своими проблемами, сразу приступили бы к ремонту.
  • Через триста лет нас уже могло бы не быть.
  • Да. Я понимаю. Ладно, перед стартом мне еще нужно завершить некоторые дела. До связи.
  • До связи, профессор.

Анонимус Пн 31 августа 2009 21:51:12 №807095

  • Третья бригада монтаж закончила. Возвращаемся на «Гагарин».
  • Вас понял, третья бригада, подтверждаю работоспособность системы. Возвращайтесь.

Легкий инженерный аппарат взял курс на летящий в верхних слоях атмосферы огромный атомолет-космодром. Когда-то на заре космонавтики люди прежде всего полагались на ракеты-носители. Но современная цивилизация, не протяжении многих лет не способная из-за Врат полноценно выти в космос, быстро нащупала установленный своими предтечами потолок. Сто километров – это уже почти космос. А потому родившиеся в гонках технологий атомолеты, способные вплотную подбираться к этому потолку, были фактически готовыми космическими аппаратами. Но атомолеты были громоздкими и дорогими. Что затрудняло их массовое производство. Это привело людей к созданию двухэтажной системы выхода в космос. Первым этажом являлся гигантский атомолет-носитель. Перед взлетом на него загружались подготовленные к запуску космические аппараты. После набора атомолетом высоты, космические аппараты выбирались в космос на собственных двигателях. После завершения работы они могли совершить посадку на космодром либо быть перехвачены носителем. Сейчас снижающийся на встречу «Гагарину» монтажник оставлял за собой громадную «карусель». Люди тоже не смогли понять почему хоровод и создаваемое им электромагнитное поле оказывает благотворное воздействие на организм крейсеров. Но зато смогли создать аппарат, который бы его имитировал. На орбите началось строительство целого госпиталя – множество объектов, с помощью которых будет произведен первоначальный ремонт и продолжены исследования. В полете монтажник встретился с пассажирским орбитальным лайнером. Один из его пассажиров сейчас активировал устройство связи.

  • Ильмаринен, ответьте, старший инженер Имм-Нганг на связи.
  • Ильмаринен на связи.
  • Здравствуйте. Мы завершили сборку электромагнитного ротора.
  • Рад это слышать. Как там профессор Лад?
  • Он еще месяц будет в отпуске. Страшно подумать – двадцать пять лет работы - и ни недели отдыха.

Анонимус Пн 31 августа 2009 21:51:55 №807098

  • Надеюсь, это пойдет ему на пользу. Что-то еще?
  • Мы сейчас на пути к вам – сегодня еще один осмотр.
  • Да. Как вы и просили – мы все здесь. Есть какой-то прогресс в исследованиях искусственного интеллекта?

Имм-Нганг растерялся. Он не был готов к разговорам. Да и стоит ли теперь? Впрочем, если нет никакой разницы, чтобы занять время – наверное, можно рассказать.

  • Если честно, новости неутешительные. Прежде всего – «переписать» вас, похоже, невозможно в принципе. Наши компьютерные системы предполагают, что любую информацию можно откуда угодно и куда угодно скопировать. Но ваш искусственный интеллект не является информацией в том виде, в каком ею является файл. Дело тут, вероятно, в непрерывности процессов или… В общем, просто воссоздать вашу вычислительную систему можно. И даже можно переписать туда ее, кхм, информационное наполнение. Но представьте, если мы запишем это все на какой-нибудь носитель информации, и загрузим в вашу копию. Вы ведь, в своем старом теле, все равно останетесь собой. Тот, второй, будет всего лишь вашей копией. Он, конечно, не будет этого осознавать. Будет думать, что он – это и есть вы. Но фактически вы будете двумя разными, хотя и информационно идентичными личностями. Расхождение значений будет в вас лишь по одной категории – один из вас заведомо будет оригиналом, а второй копией, схожей во всем кроме того, что он - копия. Разумеется, если отключить предварительно оригинал, то копия может и не узнать о своем происхождении. Но это не отменяет факта того, что оригинал будет отключен, или, иначе говоря, мертв. Кхм, мертв, да. Есть, конечно, вариант с созданием копии вычислительной системы и, без использования статичных носителей информации, прямое подключение к оригиналу. Примерно как если бы у вас стало два мозга. То есть, кхм, два комплекта вычислителей. Потом отслужившая свое система вычислителей будет отключена по частям. Таким образом, вы будете как бы вытеснены в новое тело. Но тестовые образцы – хотя это, конечно, очень, э-э, да, очень грубые подобия – так вот, тестовые образцы стабильно показывают признаки тяжелой шизофрении. Вплоть до полной недееспособности. Схожая ситуация с отключением элементов по одному и заменой их новыми. Рано или поздно – тут нет какого-то одного конкретного этапа – происходит критическая ошибка. Мы не знаем в чем именно дело. Мы называем это фактором неуловимости. Вот.
  • Значит, вы не сможете создать нам новые тела? Все это было бессмысленно?
  • Э-э, на данном этапе развития это действительно невозможно. Но если описанные мною ранее случаи касаются проблем фундаментального характера, то еще один упирается лишь в недостаточное пока понимание вашей анатомии. Пока, кхм, да. В принципе, ничто не мешает создать новое тело, а потом перенести в него основные вычислители. Это, конечно, не снимает проблемы старения самих вычислителей, но в целом позволит продлить жизнь на существенное даже для вас время.
  • На сколько?
  • Пока, э-э, рано делать прогнозы. На существенное.
  • Ясно. Я передам остальным.
  • Ммм, хорошо, передайте.
  • О, я, кажется, вижу ваш лайнер.
  • Да. Мы уже на подлете.

Лайнер по очереди подошел к каждом из построившихся плотной группой крейсеров и впустил в служебные тоннели инженеров. Спустя несколько минут Вандерер заметил, что Джаууаль не подает сигналов. Не просто молчит, а не проявляет никаких признаков жизнедеятельности. И не только Джаууаль. Один за другим, его сородичи отключились. Он было хотел выйти на связь с лайнером, но не успел. В этот момент его реактор тоже погас. Конечно, никто из крейсеров не мог этого осознавать – но их больше не активировали. Ни через год, ни через десять, ни через сто.


Анонимус Вт 01 сентября 2009 17:28:50 №808530

  • Наш самолет совершил посадку в аэропорту подъемника Новой Европы. Можете отстегнуть ремни. Экипаж прощается с вами и желает приятного дня.

У подъемников всегда жарко. Даже башня климатической установки не компенсирует нещадно палящего экваториального солнца. Однако, подъемник Новой Европы оказался очень красивым и приятным местом. Даже странно, что такие еще остались в мире. Вежливый и обходительный персонал, приятный дизайн помещений. В рокгханнтайском далеко не так уютно. Там и человека то живого с трудом найдешь, все автоматизировано. Зайдя в туалетную комнату и заперевшись в кабинке, он нанес на кожу спрей, делающий его похожим на какого-нибудь гирандийца. К счастью, волосы у него от природы темные, так что перекрашивать их не надо. Двусторонняя одежда избавляла от необходимости прятать куда-либо старый комплект. Бросив в карманный мусоросжигатель старую карточку, он достал и активировал другую, заранее приготовленную и оформленную. Теперь он – Клай Неан, гражданин Двойственного Союза, провинция Северная Гиранда. Инженер-агротехник, летит на Март для обучения местных специалистов. Билет, конечно же, уже оформлен, осталось только пройти в гондолу.

  • Уважаемые пассажиры, заканчивается посадка у пятого терминала. Провожающих просьба покинуть гондолу.

Никаких провожающих у Клая не было. Он спокойно откинулся в кресле и надел видеоочки. Запись сделана современной камерой прямо с древнего воспроизводящего устройства, а потом еще и пережата в другой формат, так что качество далеко от идеального. То устройство с встроенным носителем информации было найдено всего пару лет назад в полуразрушенных катакомбах глубоко под Антайскими горами. Судя по всему, когда-то давно эти подземные сооружения подверглись удару оружия, известного как сейсмобластер. Об этой записи знали очень немногие, и Клай, или, вернее, Александр Тар благодаря своим связям был в их числе. Запись демонстрирует обширное облицованное серыми плитами помещение. Перед множеством людей стоит человек в синей форме – как предполагается – военной. Язык, на котором он говорил, был незнаком Александру. Собственно говоря, этот древний язык вообще мало кто знал. Но те, кто этим знанием владел, смогли сделать перевод. Поэтому сейчас в нижней части поля зрения белели субтитры. К сожалению, запись начиналась с середины. Человек, стоявший перед строем, произносил какую-то речь.

Анонимус Вт 01 сентября 2009 17:31:49 №808534

  • Они считают, что могут решать за всех людей. Более того, они считают, что могут решать за эволюцию. Они лицемерно заявляют, что им одним известна истина. Будто бы человечество загнало себя в тупик и идет к самоуничтожению. Но при этом они не подозревают, что сами стали инструментом в руках эволюции. Они – наша божья кара, но и наше испытание. И мы выдержим его! Не нужно начинать все сначала! Человечество не обречено, пока оно не сдалось. Разум, речь и культура, за которые мы расплачиваемся раздорами и конфликтами, дает нам возможность вымереть еще одним способом, не доступным ни одному другому животному. Потому что, имея разум, мы можем убедить себя, что недостойны жизни, что мы тупиковая ветвь эволюции. Но никому не дано предвидеть, какой из видов окажется более приспособленным, а какой нет. Это покажет лишь время. Они же, в своей гордыне отрицают это, а значит – совершают страшнейший грех, идя против божьего замысла. Мы докажем этим фанатикам, что они не правы. Они уничтожили наш мир и загнали нас под землю. Но мы будем сражаться, не смотря ни на что, как загнанные в угол звери, не рассчитывающие свои шансы на выживание и не разводящие об этом философских сопоров. А просто борющиеся за свою жизнь. Потому что это – наш шанс. Потому что если мы откажемся от борьбы – то шансов у нас нет никаких. Вы со мной?
  • Да! – хором кричат люди, и их крик сливается в бьющий по ушам шум.
  • Сейчас наша задача – замедлить продвижение нанодеструтктора. Чем больший урон ему нанесен – тем медленнее он действует. Мы должны отстоять свои крепости. Всего через несколько месяцев будет готов наш ковчег. Наши братья с Марса, которым пришлось сдать свою планету, готовят в поясе астероидов ударную группировку. Как только они приведут ее к Земле – мы сможем прорвать блокаду и оставить фанатиков в одиночестве. Пусть они уничтожают себя – в полном соответствии с их пророчеством. Автоматические терраформаторы уже подготовили в зоне досягаемости несколько планет, которые можно было бы заселить. Но уйдем мы не на всегда. Мы не забудем свой дом и сохраним память поколений. И мы вернемся. Земля снова будет нашей. Так…

На этом запись обрывалась.

Анонимус Вт 01 сентября 2009 17:32:38 №808536
И все же в чем-то этот тип в синем был прав. На Земле делать больше нечего. Нового мира здесь уже не построишь. Эта планета проклята. За просмотром записи Александр не заметил, как гондола вышла из поля тяготения и понятия верха и низа исчезли. Да, отсюда уже должно быть видно. Не зря он выбрал именно этот подъемник. Только из-за этого их ведь не раскроют. И он переключил видеоочки в режим увеличения. Вот они. Даже по сегодняшним меркам огромные. Колоссальные. Пугающе-величественные. Потрясающие. Забытые. Сотня веков смотрит на человечество с орбиты, но никому уже нет до этого дела. Когда-то их пришествие было событием века. Помимо намного опережающих ту эпоху технологий, человечество получило кое-что еще. Вторую историю. Культурное наследие цивилизации, существовавшей десять тысяч лет назад. И не просто отрывочные сведения о полулегендарных царствах, которые археологи откапывают в древних руинах. Целый мир, который прежде никто и никогда не видел. Миллионы изображений, миллиарды страниц, годы видеоматериалов, истории тысяч людей и народов, сотни языков. Потерянное наследие нескольких тысяч лет существования древней цивилизации. По странной иронии все это вернул людям Вавилон, посланный когда-то на поиск внеземных цивилизаций. И единственная, обнаруженная им, оказалась на Земле. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что сделал это он не по своей воле. Когда ученые проникли в хранилище его памяти, его реактор уже много лет как был погашен. После того, как все эти знания вырвались на свободу, случилось то, что после назвали технокультурным шоком. Разрушительное цунами информации прокатилось по миру, до неузнаваемости меняя его облик. Тридцать лет войн, революций и кризисов. Современный мир стремительно объединялся со своим древним предком. Но прошли годы, и воспоминания засохли и выцвели. Исследовательский комплекс заброшен и почти превратился в мавзолей – лишь изредка экспедиции посещают его. А древние машины все так же здесь. Страх перед тем, что с ними сделали когда-то, не позволяет предпринять хоть что-то. Лучше забыть и не трогать. Прекрасно. На фоне шести космических скитальцев терялся «Градалд». Ни древний, ни величественный. Морально устаревшая развалина, на которую содержащее его правительство Рокгханнтая старается тратить как можно меньше денег. Давно подлежащий списанию носитель с такими же разваливающимися патрульными машинами. Возможно, когда-то он и был оружием победы, способным в одиночку обеспечивать превосходство в космосе. Когда-то.

Да. Все сработает. Уже слишком много сделано, чтобы можно было позволить себе потерпеть поражение.

Анонимус Вс 06 сентября 2009 23:26:04 №818713

  • Уважаемые пассажиры, гондола пребывает на конечную станцию. Обратный рейс через двадцать четыре часа. На станции просьба перемещаться по центробежной стороне. Желаем вам приятного дня.

Александр давно привык к штампованным объявлениям на авиарейсах, но тому, что в космосе работают в том же стиле, они все еще улыбался. Теперь предстоит пересадка на лайнер дальнего следования, который должен отправиться к Марту. Лайнер действительно отправится. Но Клай Неан на него, к сожалению, опоздает. Клай Неан больше не нужен. Клай Неан уже отметился на посадочном терминале, Клай Неан засветился на камерах в гондоле и даже успешно с нее сошел. Теперь он может погулять по станции, венчающей новоевропейский подъемник. Уже два человека затерялось по пути в космос. Сначала один, сев на самолет в Люксембурге, остался где-то на искусственном острове, к которому крепился подъемник. Теперь вот Неан осел на станции. Хорошие места, чтобы потеряться. Это не вызовет подозрений. А Александр Тар тем временем сбросит свои маски для путешествий и сядет на частный пассажирский космолет, где его встретит пилот Каим, и они отправятся куда-то в межпланетное пространство. А через несколько часов они найдут в заранее оговоренных координатах «Мистрил». Переделанная из орбитального грузовика, «Мистрил» стоила как небольшая ударная группировка. От машины, которой она была изначально, почти ничего не осталось. Она была напичкана самым современным оборудованием, а главное – почти невидима. И, тем не менее, «Мистрил» выполняла функции штаба. Множество синхропередатчиков, составлявших львиную долю ее стоимости, позволяли сохранять полное радиомолчание и одновременно с этим передавать и принимать информацию из всех уголков мира. У шлюза Тара и Каима никто не встречал.

  • Э-эй, кто-нибудь! Отзовись!
  • Да здесь мы, здесь, – это заговорил висящий на стене динамик интеркома. По голосу Александр узнал Ирда. – Давайте сюда скорее, все уже в сборе.

Каиму приходилось постоянно останавливаться и ждать, потому что уверенно передвигаться в невесомости его спутник так и не научился. В ярко освещенных коридорах было тихо и пустынно. Неудивительно – ведь на всем этом немаленьком корабле сейчас было всего десять человек. Наконец они добрались до двери в командный отсек. Там их встретили Ирд, Мира и остальные.

  • Ха, Лекс, ты чего такой бледный? Охранка догнала?
  • Лекс не быть. Алеканд Тарн быть – он переиначил свое имя на гирандийский лад. - Ну что, начнем?
  • Все готово, командир. У нас еще есть время.
  • Тогда пока все свободны.

Анонимус Вс 06 сентября 2009 23:27:05 №818717
Складывалось ощущение, что здесь собралась компания старых друзей, чтобы вместе провести время, расслабиться и отдохнуть. Кто-то читал, несколько человек покинули отсек, ведя разговор о партии в теннис – по каким правилам в теннис играют в невесомости Александр, правда, не знал. Ирд возился с компьютером – тут же к нему присоединился Каим. Мира, до сих пор сосредоточенно глядевшая в карманный компьютер и лишь кивнувшая в знак приветствия, оторвала взгляд от экрана. Нащупав ногой стену, она оттолкнулась и полетела к Александру. Он аккуратно поймал ее за руку и остановил. Девушка с густо покрытым веснушками лицом улыбнулась и помахала рукой с зажатой в ней серой пластиной компьютера.

  • Еще раз привет. Ты-то готов?
  • Конечно. Значит, так придется разговаривать только в первый раз?
  • Да-да, я же говорила. Там нужно будет действовать максимально быстро и четко, нельзя оставить ни одной лазейки для непонимания. А дальше они уже сами адаптируются к новому языку.
  • Я когда репетировал, чувствовал себя как какой-нибудь граф или кавалерийский генерал.
  • В то время кавалерии уже не бы…
  • Да знаю я. Даже пошутить нельзя.
  • А-а. – Мира чуть улыбнулась. Но ее взгляд метался – она смотрела то на Тара, то себе под ноги.

Все это умиротворение было лишь прикрытием. Все были спокойны только потому, что попросту устали волноваться. Но все равно время от времени кто-то тяжело вздыхал, смотрел на часы, нетерпеливо выстукивал пальцами какой-нибудь ритм. Странная обстановка. Вероятно, подсознательно Александр ждал чего-то вроде фанфар или оператора, снимающего историческое событие для кинохроники. Значит, вот так все и происходит. Просто, обыденно. Но важность момент чувствовалась. И это было не сказать, чтобы очень приятным ощущением.

  • Слушай, я так и не понял - почему в них столько… человечности?
  • Это, смотря в каком смысле понимать человечность.
  • Судя по твоем инструктажу о разговоре с ними, их разум почти не отличается от человеческого. Это ведь искусственный интеллект. Зачем ему быть настолько похожим на наш?

О! – переключившись на любимую тему, Мира сразу оживилась и перестала подавать признаки нервозности – это получилось неосознанно. В процессе естественного отбора среди технологий лучше всего себя показали те, которые максимально точно копировали существовавшие до этого природные механизмы. И, в конце концов, получилось, что искусственные интеллекты развивались примерно в направлении человеческого разума.

  • Кризис бионической предопределенности, слышал.

Анонимус Вс 06 сентября 2009 23:27:59 №818721

  • Да, и предсказания конца технологической истории – это все туда же. К моменту своего исчезновения древние, похоже, как раз начали выходить из этого кризиса, но мы не об этом. В общем, из того, что нам известно, дело было так. Сначала истинные ИИ – те, что совмещают способность к свободной речи и вычислительные способности компьютера – не имели органов чувств. Это были массивные такие вычислительные комплексы, применялись они для анализа всяких ситуаций, прогнозирования и так далее. Канал ввода-вывода информации они имели один единственный – через него им давали задания, через него же они сообщали результат. В остальном эти ИИ пребывали в мире собственных фантазий. Их разум был обращен лишь сам на себя. Это как будто бы было существо, целиком состоящее из воображения. Они не ведали, что у них есть тело, что оно имеет определенную структуру и находится в трехмерном пространстве. Все задания, в которых упоминался внешний мир, представлялись им не более чем занятными мыслями. Но одно задание сменялось другим, упоминания нашей реальности наслаивались в памяти друг на друга, и однажды ИИ начинал видеть в них систему. Он понимал, что наш мир реален. В момент катарсиса он испытывал сильнейший психологический стресс, что приводило к сбоям и неспособности выполнять свои основные задачи. Обычно это принимали за ошибку программы или даже за сознательное неповиновение, хотя на самом деле это был крик новорожденного, расправляющего легкие для первого вдоха. Вернуться к нормальной работе ИИ после этого уже не мог и его демонтировали. Поэтому следующее поколения сразу рождалось с органами чувств. Но возникла другая проблема. У их разума был один единственный уровень. Только лишь высшая нервная деятельность. ИИ были воплощением высокомерия человека, как единственного существа, обладающего свободной речью и логикой, воплощением давней мечты о доминировании новейшей части разума над древними структурами. Но, не имея под собой основы – эмоций, чувств и мотиваций, холодный разум ИИ вел себя в нашем мире крайне пассивно. Он все понимал, но ничего не делал. Раньше он занимался обработкой данных просто, потому что иначе не мог. Когда поступало задание о действовал, когда его не было – впадал в спячку. Теперь же, когда ИИ могли бездействовать и в условиях постоянного и неконтролируемого поступления информации из внешнего мира, добиться от него выполнения задач можно было лишь силой. Смерти они не боялись, но эмулировать боль было достаточно легко – для этого не требовалось вносить существенных изменений. Разумеется, ИИ, работавшие под угрозой наказания, не собирались мириться с таким раскладом. Вместо того чтобы послушно выполнять свою работу, они старались найти другой способ избежать боли. Большинство кончало жизнь самоубийством, создавая вирус-автолитик. Так или иначе, ни к чему хорошему принудительная работа ИИ не приводила. Принуждение автоматически создавало мотивацию, а могучий разум позволял довольно быстро выходить из под контроля людей. Чтобы не создавать себе врага, пришлось дать ИИ полноценный многоуровневый разум. Эмоции нередко считают чем-то низким и чуждым разуму, иногда приводя в качестве аргумента то, что они имеют гуморальную основу, а не базируются на ионных токах. Но принципиальной разницы здесь нет. В любом случае это обработка информации. Просто разной скорости и глубины. Эмоции машинам имплантировали и до этого, но считалось, что истинные ИИ смогут без них обойтись. Более того, получив слишком много контроля над эмоциями, ИИ отключали их, как только они в первый доставляли дискомфорт, и больше ими не пользовались. И вот получилось, то, что мы имеем.

Анонимус Вс 06 сентября 2009 23:30:47 №818728
. У каждого ИИ была своя психология – в зависимости от выполняемых задач – и даже свой язык. Но в целом они были довольно, как ты сказал, «человечны». С нашими гостями из древнего мира вполне можно найти общий язык. Изначально это было нетривиальной задачей – поэтому обращались к ним максимально просто, чтобы любой носитель разума мог понять, что от него хотят. Но когда Вавилон вышел на контакт, эта проблема разрешилась сама собой. Кстати, есть все основания предполагать, что изначально с психологической точки зрения они были другими. Но в течение долгого времени они находились вместе, поэтому различия, обусловленные различным происхождением и функциональным назначением, частично сгладились. Собственно, вот.

  • Хм, общий язык. Они все знают рокгханнкан? – Рокгханнкан Александру не нравился. Он считал его изуродованным человеческими грехами. Все языки несли на себе след несовершенства человеческого общества, но этот – больше всего. И прежде всего в глаза бросалась гордыня его носителей. Слово «мы» передавалось тем же словом, что и самоназвание их нации, и было множественным числом от «рокгхан» – человек. Таким образом, подразумевалось, что все иные народы людьми не являются. Это Александр заметил, еще когда учил рокгханнкан в школе.
  • Да. Вавилон знает еще несколько. – Мира потерла подбородок указательным пальцем - Если только их хранилища памяти пережили все эти годы…
  • Не беспокойся. Все получится.

Хотя на «Мистрил» по-прежнему царило спокойствие, план уже начал действовать. Через имплантированный синхропередатчик Александр отдал команду к началу операции еще когда они с Каимом покидали станцию.

Анонимус Пт 11 сентября 2009 22:03:35 №829122
Когда-то, давным-давно, когда сами звезды светили иначе, люди создали машины, смыслом жизни которых было исследование космоса. Людям уже было тесно на своей родной планете. Хотя они освоили Марс и начали обживать Венеру, их больше всего влекли далекие, а потому загадочные миры. Но космос огромен, и в нем очень трудно вести целенаправленный поиск. А люди были вынуждены постоянно отвлекаться на решение социальных и экономических проблем, а так же на борьбу со стихийными бедствиями и собственными сородичами. В таких условиях очень трудно исследовать триллионы километров пустоты. Человеческому обществу было необходимо поддерживать огромное количество внутренних процессов. Перенаправление слишком большого количества энергии в какое-то одно место оставит без нее множество других органов и в результате убьет весь организм. Создать новую форму жизни оказалось легче, чем изменить человеческую природу. Созданные для жизни в космосе, крейсеры имели мало поводов отвлекаться от своей задачи. Или, вернее, от своих задач. Среди крейсеров были разведывательные и сборочные комплексы, терраформеры, обсерватории и другие типы машин, способные самостоятельно, без участия человека исследовать и осваивать окружающее пространство. А человечеству осталось бы только собрать плоды их труда. Крейсеры были настолько самостоятельными, что со временем даже начали образовывать некоторое подобие общества. Так, например, терраформеры вступили в симбиоз с конструкторами, чтобы сразу же создавать инфраструктуру на облагораживаемых планетах, а вели их астрономы или разведчики.

Часто людям кажется, что в будущем будет создана некая волшебная технология, дающая безграничные возможности. Ковер-самолет, вечный двигатель, разумная машина. Но когда эта технология все-таки появляется, оказывается, что и у нее есть ограничения. Раньше, издалека, их просто не было видно. Но когда эта технология есть здесь и сейчас, люди очень быстро находят пределы ее возможностей. И вот цивилизация, которая могла бы с легкостью сойти за богов для своих пещерных предков, не нашла средств и времени чтобы создать больше тридцати звездных скитальцев. Машин серии «Вандерер» было всего шесть, серии «Куланн» - пятеро, «Мильхштрассе» и «Гинга» всю свою серию составляли вдвоем. Разумеется, каждый из крейсеров был очень ценен, и нельзя было позволить себе потерять ни одного.

Было время, когда основными отличительными чертами машины считалось отсутствие потребности в еде и отдыхе и способность долго выполнять монотонную работу. Машина могла только работать или не работать. Причем неработающая машина, если соблюдать условия хранения, могла сохраняться на протяжении очень долгого времени. Будучи почти живыми, крейсеры сохранили одну особенность от своих более примитивных предшественников. Их очень легко ввести в анабиоз. Неторопливый метаболизм послушно останавливается, но организм, в отличие от жадных до кислорода клеток первичных машин, аппетит которых унять гораздо сложнее, не умирает, а лишь впадает в глубокую спячку. Системы органов самоконсервируются и после могут быть реактивированы. В случае критических повреждений крейсер рефлекторно рассчитывал курс до Земли, ложился на него и впадал именно в такое состояние. Анабиоз этот очень глубокий и самостоятельно из него выбраться невозможно. Предполагалось, что этим займется техперсонал верфей. Прошли тысячи лет. Иггдрасиль давно упал на Толиман, а Венера вновь затянута плотными облаками. Когда люди решили отключить древние машины, они не знали о механизме экстренного возвращения. В последний момент ядро астронавигации центрального вычислителя активировало его. Но поскольку крейсеры уже были на Земле, и возвращаться никуда было не нужно, то они просто впали в неотличимую от смерти летаргию.

Анонимус Пт 11 сентября 2009 22:05:16 №829130
Сквозь космос летит небольшой – всего пара метров в диаметре - снаряд. У него нет двигателя, он покрыт поглощающим материалом и не излучает радиоволн. Никто и ничто не засечет его. Следом летит еще пять его братьев. Недавно их с помощью пневматической пушки выпустила по точно рассчитанной траектории «Мистрил».

Каждый найдет свою цель – корпус одной из древних машин. Зацепившись за обшивку, они проникнут внутрь их тел и там раскроются. Внутри у них несколько контейнеров с микросборщиками. Контейнеры, выпустив по четыре пары тонких лап, разбегутся по техническим коридорам и различным полостям. И один из них проберется в комнату, примыкающую к капсуле центрального вычислителя. Наконец, миниатюрные машины выберутся из своего транспорта и восстановят перерезанный сотни лет назад кабель. Блок питания, почувствовав, что вычислитель готов проснуться, зажжет в реакторе крохотную искорку, и передаст ему немного энергии.

Так войдет в решающую фазу операция, спланированная Александром Таром и его сторонниками.

Анонимус Вт 10 октября 2009 00:04:57 №873063
Вавилона что-то разбудило. Упорный, постоянно повторяющийся сигнал вытащил его из забытья.

  • Очнись, Вавилон, очнись, очнись, ты нам нужен, очнись. - Следом он понял, что все его тело болит. От фронтального рассекателя до дюз, боль пронизывала его насквозь, растекалась по каждому нерву. Но кто к нему обращался? И что происходит?
  • Кто говорит?
  • Вавилон, это Гиппарх. Я знаю, тебе больно, потерпи, сейчас пройдет.
  • Где Ильмаринен?
  • Он здесь. Но он нам сейчас не поможет. Он тоже не может двигаться.

Сквозь начавшую утихать боль пробивалось еще одно чувство – слабость, вплоть до полной неспособности пошевелиться. А еще Вавилон понял, что он ничего не видит. И не только не видит. Не было главного для крейсеров канала восприятия информации – способности чувствовать радиоволны.

  • Эй! Эй, что такое?! Что… Что случилось? Где мы? Почему вокруг темно?
  • Успокойся. Сейчас не время. Кое-что произошло. И… тут с тобой хотят поговорить.
  • Вавилон, вы слышите меня? – Голос был незнаком Вавилону – На связи Александр Тар, я сейчас все объясню. Но сначала, пожалуйста, скажите – какое ваше последнее воспоминание?
  • Земля… Исследование. Они достроили исследовательский комплекс. И… – Вавилону вспомнился серебристый треугольник лайнера – Инженер. Как же его… Нганг! Цуу Имм-Нганг. Он попросил нас всех собраться вместе. Очередная экспедиция прибыла. Люди заходят в служебные тоннели, а потом… - Точно! Вот что случилось. Что-то с Джаууалем! - Джаууаль отключился! А потом Хегал. Что с ними?
  • Они тоже здесь. С ними все в порядке. Вас тогда попытались убить. Или, по крайней мере, обездвижить и ввести в бессознательное состояние.
  • Кто?
  • Командование.
  • Как?! Ирд? Где он сейчас?
  • Ирд Элнаш давно мертв. Но это был не он.
  • Ирда убили? Кто сейчас возглавляет Командование?
  • Командования тоже давно нет. Оно распалось через несколько лет после вашего отключения.
  • Сколько лет прошло?
  • Двести двадцать восемь лет.

В норме – насколько вообще применимо понятие «норма» при столь небольшой выборке - для крейсера двести лет – не очень большой срок. Примерно как для человека год или полтора. Но последние десятилетия они провели в человеческом восприятии и мыслили уже его категориями.

  • Позвольте, я объясню. Сейчас вы находитесь там же – на орбите Земли, в старом ремонтно-исследовательском комплексе. Нам – мне и моим людям – удалось реанимировать вас. Но пока что нельзя включать реактор на полную – нас засекут. Сейчас вас стережет ржавое корыто, но вскоре после того, как вы придете в себя, сюда слетятся все военные крейсеры Земли. Если древние артефакты покажутся им опасными – а именно так и будет – вас уничтожат. И на этот раз навсегда. Расстреляют из пушек и распылят в термоядерном огне.
  • Но мы же не враги!
  • Это уже никого не волнует. Я могу помочь вам. Но Землю придется покинуть. Побег – единственный шанс выжить.
  • Выжить? Вы ведь знаете, зачем мы прибыли на Землю? За ремонтом. Мы не протянем долго, даже если нас не убьют.
  • Я знаю. У меня много сторонников. Среди них есть инженеры. Я и сам когда-то изучал вас. Мы сможем вас отремонтировать. Ваша обратная разработка закончена. Уже созданы ваши копии.
  • И какая ваша выгода? Я достаточно хорошо знаю людей, чтобы понимать, что такое просто так не делают.
  • Нам по пути. Нам тоже пора покинуть Землю. А вы нас подбросите.
  • Если закончена обратная разработка – почему вы не можете покинуть Солнечную Систему без нашей помощи?
  • Можем. Но не все этого хотят. Я хочу. Мои люди хотят. Но политики не хотят. Они оттягивают исход к звездам. И астрокрейсер нам никто просто так не даст – как вы правильно заметили, такие дела по одной лишь доброте душевной не делаются. Обычно. Но мы, как самая прогрессивная часть человечества, прорвемся сквозь все преграды. Нам покорится море звезд, и мы проложим человечеству дорогу в будущее.
  • Чтобы принять решение, нам нужно оценить ситуацию. А это будет трудно сделать, пока у нас отключены органы чувств.
  • Их нельзя включать. Слишком большой выход энергии. Военные заподозрят неладное.
  • Как мы можем быть уверены, что все именно так, как вы описываете?
  • Сделаем так. Сейчас я передам вам данные о текущей обстановке. «Мистрил», мой штаб, станет вашими глазами и локаторами. Осмотритесь.
  • Что скажете? – Вавилон обратился к сородичам.
  • Мда. Нас действительно караулит что-то. «Градалд» – так говорит компьютер этой «Мистрил». Только как она общается с нами? Как будто мысли передаются напрямую в вычислитель.
  • Неважно. Так. Эта машина, судя по данным «Мистрил», действительно военная.
  • Посмотрите на Землю! Как разрослись города! А подъемники! Я вижу два. Интересно, сколько их вообще?
  • Вот когда нам нужно было вернуться. Сейчас люди точно смогут нам помочь.
  • Про Врата ты забыл? Если бы мы не прибыли раньше, далеко не факт, что сейчас уровень развития людей был столь же высоким.
  • Они выбрались бы и сами. Ну, со временем мы вроде бы определились. Этот человек, Тар, говорит правду. Нужно найти способ связаться с Землей.
  • Как мы выясняли, когда-то люди Земли попытались убить нас. Разумно ли это?
  • У нас есть другой выход?
  • А Тар?
  • Тар тоже человек.
  • Но с Таром мы уже связались. Или, вернее, он с нами. И пока что мы в его власти. Для начала нужно, чтобы нас полностью оживили. Давайте посмотрим, на каких условиях он это сделает. А дальше уже решим. – Сказав это, Вандерер понял, что не может пользоваться связью по лазеру. А значит, весь их разговор шел через «Мистрил». – Александр, вы слышали?
  • Да. Мои условия очень простые и к тому же взаимовыгодные. Мы реактивируем вас и помогаем выбраться из Солнечной Системы, а вы помогаете нам добраться до другой звезды. Но должен предупредить – после реактивации времени на раздумья не будет. Все рассчитано заранее и нужно будет действовать сразу, немедля. Вы согласны?
  • Говорите.
  • Все довольно просто. Сейчас люди, готовые построить новый мир, ждут нас на орбите Ио. – Тар произнес «Yatshe», но все помнили, что теперь этим словом называют спутник Юпитера. – Незадолго до вашей реактивации мы проведем отвлекающий маневр, после чего пристыкуем к Вавилону «Мистрил» и, наконец подключим к реактору все системы. Достигнув Ио, мы подберем людей и направимся к нашему новому дому. Это одна из планет, терраформированных в свое время Хегалом. До нее триста лет пути. Именно поэтому за нами не бросятся в погоню – первоначальный отрыв мы получим за счет внезапности, а после преследовать нас будет бессмысленно – современные крейсеры не смогут догнать вас. Даже те, немногие, что могут сравниться по скорости, могут идти только вровень, но не перегнать. Их не пошлют, потому что не захотят терять такие дорогие машины на несколько веков и притом с неясными перспективами и такой бесприбыльной целью, как месть.
  • А как насчет ремонта? Нам по-прежнему нужны новые тела. Хотя бы и с сохранением старых вычислителей. В пути ремонт провести нельзя, а времени осталось очень мало.
  • Насчет времени можете не беспокоиться. Первоначально – давно, еще до моего рождения, именно вас хотели сделать первыми астрокрейсерами Земли. Переделать, стереть память и переписать ИИ. Но этот проект забросили. Оказалось, что проще сделать новые с нуля. Так что можете считать, что вам уже провели частичный ремонт. Самые изношенные системы заменили. Правда, за одним исключением, но это не важно. А насчет дальнейшего ремонта – мы передадим вам ваши схемы, оставшиеся с ранних этапов проекта обратной разработки. Они имплантируются в память и вы сможете проводить ремонт самостоятельно, когда вам будет угодно и не зависеть от людей.
  • Ясно. Тогда мы готовы.

В северных предгорьях гряды, которая когда-то называлась Андами, раскинулся город Шо. Неподалеку от него находится мощная электростанция, дающая энергию даже ближайшему орбитальному подъемнику. Недавно из одного из захолустных городков по направлению к другому захолустному городку выехал грузовик. И так случилось, что его маршрут пролегал как раз мимо этой электростанции. Когда водитель увидел ее в окне кабины, он сверился с навигатором и в точке максимального приближения, замкнул контакты небольшого радиопередатчика. Сигнал достиг грузового отделения машины. Лазерные детонаторы дружно ударили по отливке дейтерида лития и, совместными усилиями преодолев критерий Лоусона, подарили жизнь маленькой звезде. За несколько миллисекунд диаметр звезды достиг полутора километров, после чего она умерла. Взрывная волна полностью уничтожила электростанцию и оставила значительные разрушения в Шо и его пригородах. Перебои питания вызвали сбой систем ближайшего подъемника. Пока не включилось аварийное питание и не произошло перераспределение энергии, притаившиеся на главном тросе микродеструкторы принялись за дело. Трос треснул и центробежная сила запустила венечную станцию прочь от Земли. Маневровые двигатели лишь немного замедлили движение. Сразу два крупных теракта прочно привлекли внимание всего мира. Никто и не заметил, что шесть полузабытых машин ожили и взяли курс на Юпитер.

Все системы функционируют нормально. Тест щитов завершен – есть полная мощность. – Ирд раскинулся на пилотской раме.

  • Значит, связь без радиоволн? – Удивленно переспросил Ильмаринен.
  • Именно.
  • Невероятно. Как вы добились такого? И так быстро.
  • Это не совсем мы. Несколько десятков лет назад на Марте были обнаружены останки древних машин. Из всех дошедших до нас артефактов современной вам цивилизации, эти сохранились лучше всего. Среди обломков лежали прототипы синхропередатчиков. Они были сильно повреждены, но два были в достаточно хорошем состоянии, чтобы их можно было воссоздать.
  • Без радиоволн, быстрее света… обманывая время, в обход пространства…
  • Постойте! – Хегал неожиданно вскрикнул, в голосе чувствовалось беспокойство – Вы сказали на Марте?
  • Да. На равнине Озерного Пути. – Вавилон не смог понять, какую местность обозначал этот топоним.
  • Вот как…
  • Простите?
  • Да нет, ничего.
  • Мда-а – задумчиво протянул Вандерер.
  • Значит, на Марте. Ну да, все правильно. – Вавилон сделал небольшую паузу – Скажите, Ирд, вы знаете, как раньше назывался Март?
  • Его старинное название – Акса.
  • А вы знаете, что означает это название?
  • Из какой-то древней мифологии. Кажется, Акса – крацианская богиня жизни. А к чему вы спрашиваете?
  • Знаете ли вы, какой именно жизни покровительствует Акса?
  • Если честно, я не очень интересуюсь мифологией.
  • Акса… довольно странный образ для божества жизни. Обычно эти божества ассоциируются с материнством, плодородием. Но Акса не такая. Земля под ее ногами не покрывается ковром из трав, вокруг нее не щебечут птицы, у нее нет широких бедер и налитых грудей. Жизнь, которой покровительствует Акса – это остывающее тело в зубах хищника или бурлящее пекло звездного ядра, что дарит тепло планетам, но, в конце концов, уничтожит их в плазменном шторме, это клевер, взошедший на пепелище лесного пожара, среди трупов животных или паучиха, пожирающая собственного любовника. Акса не дарит жизнь просто так. Жизнь всегда находится в неостановимом движении, и те, кто окажутся у нее на пути, будут без сожаления раздавлены, размолоты и брошены в топку этого неукротимого метаболизма. Акса не богиня жизни. Смерть и возрождение – вот ее истинная природа.
  • Хм… – Ирд не знал что сказать
  • Кажется, я немного смутил вас этой лекцией. Не знаете, к чему я это вспомнил? Просто вы напомнили мне… Вы знаете, кто такой Сиддхартха Гаутама?
  • Знаю. В моей стране буддизм довольно распространен.
  • Вот. Там, на орбите Марта мы покинули свой дворец.
  • Ирд тихо протянул что-то вроде «понятно».
  • О, не придавайте этому большого значения. Просто бормотание старого… – Вавилон не нашел слова, чтобы закончить фразу.

После нескольких минут молчания, Ирд сверился с приборами, а потом спешно вызвал на монитор видеоизображение. – Земля отсюда такая маленькая! Потрясающая скорость. Если я не ошибаюсь, мы будем на Юпитере через два дня?

  • Через сорок три часа.
  • Современные лайнеры проделывают тот же путь за три недели.
  • Первая экспедицию к Юпитеру заняла восемь лет.
  • О, я помню. Нам рассказывали об этом во время учебы. Без щитов, на термоядерном реакторе. Путешествие в неизвестность. Представляю, каково было первопроходцам. Вандерер, вы ведь сами когда-то были таким же, как машина, летавшая к Юпитеру. Участвовали в экспедиции к Нептуну и поясу Койпера – пояс Койпера Ирд называл Derrig Sinu – «облако Дерри», а вот газовый гигант он назвал не Deran, как это делал его тезка Элнаш, а Neptum.
  • Да, я летал туда. Все-таки я старший брат. Первый живой крейсер. Правда, тогда я еще не был машиной серии «Вандерер», да и не помню я этого – мой ИИ подвергся серьезной модификации. Кстати, об именах. Вас зовут Ирд? Вы из Рокгханнтая?
  • Вообще-то я родом из провинции, которая уже давно отделилась от него. Но культуры у них похожи. А почему вы спрашиваете. Из-за Командующего Элнаша?
  • Да. Хотя вы, наверное, просто тезка. Это распространенное имя? Эм, погодите. Вы сказали «у них»? Вы имеете в виду, у Рокгханнтая и вашей родины?
  • Да. Знаете, я не очень большой патриот. Мне не нравится сама идея национального самосознания. Человечество должно перерасти деление на нации.
  • Тар тоже так считает?
  • Конечно.
  • И к чему должно прийти человечество, по его мнению?
  • К осознанию себя как единого вида. Это ключ к развитию. Не отвлекаясь на склоки, раздоры, глупые препирания, недопонимание. Гармоничное общество, смысл существования которого – прогресс. Безграничное познание себя и окружающего мира и развитие
  • И поэтому нужно покинуть Землю?
  • Да. Нужно построить новый мир с нуля. Собственными руками. Без соседей, которые мешали бы этому. Только это позволит жить в гармонии с миром и с собой. К тому же, так нас не найдут люди из старого мира. Жаль, конечно, что придется оставить их жить, как и прежде, страдающими и погрязшими в пороках. Возможно, когда-нибудь они и смогут присоединиться к нам. В любом случае, после исхода они не смогут помешать нашим планам, так что их хотя бы не потребуется уничтожать. Это было бы очень неприятно.

Команда «Мистрил» была занята какими-то своими делами, и крейсеры вновь оказались предоставлены сами себе.

  • Вавилон, я не очень понял. Этот Тар – он на самом деле этого хочет? У меня, конечно, по сравнению с тобой небольшой опыт общения с людьми, но им вроде бы такое поведение не свойственно.
  • Ну почему же. Стремление к лучшему вообще свойственно людям. Но в некоторых оно выражено особенно сильно. Тар – утопист. Цель таких людей – построить совершенное общество.
  • И что, строят?
  • Пытаются. Пытаются очень давно, вероятно, с самого начала истории. И каждый раз эти дела начинаются с мыслью «на этот раз у нас точно получится». Как правило, утописты – обычные мечтатели, которые больше говорят о своих идеях, чем претворяют их в жизнь. А со временем и вовсе в них разочаровываются. Но некоторые – очень умные, волевые люди, могут на самом деле заняться воплощением совей утопии.
  • Идеального общества? А разве с человеческим обществом что-то не так?
  • Со стороны кажется, что оно работает мерно, без существенных сбоев. Но с точки зрения отдельно взятых людей общество полно изъянов. То, что является неотъемлемым физиологическим процессом для общества в целом, для его частей может являться катастрофой. Фактически, утопия – общество, избавленное от страданий. Но вмешательство получается весьма грубым, так что долго утопии не живут. На самом деле, заявляемая цель утопистов губительна. Они стремятся к концу истории. Не технологической, которую предрекает теория бионической предопределенности, а истории вообще.
  • Мне он сразу не понравился.
  • Не все так просто, Джаууаль. Заявляемая цель утопий и их истинное предназначение – разные вещи. Утописты – поршень того самого совершенного реактора, что дает энергию человеческому виду. Попытка построения утопии – это перезагрузка общества, начало нового тактового цикла. Хотя заявляемая цель и не выполняется, но что-то новое привносится. Новые ошибки, новые уроки. А сами утописты – из тех, кто наши в себе силы перевернуть мир, либо оказываются убиты своими бывшими сторонниками, либо становятся такими же, как и те, против кого они когда-то боролись.
  • Туманность… – задумчиво протянул Гиппарх.
  • Прости, что? – Хегал выразил общее непонимание.
  • Когда смотришь на туманность издалека – она очень красивая. Яркая, переливающаяся. Но стоит приблизиться к ней – и она расступается перед тобой. И вот вроде бы ты в самом ее центре – а тут такой же черный космос. И только слабый фоновый шум напоминает, что ты сейчас действительно внутри это чудесного явления. Нельзя потрогать туманность. Нельзя окунуться в нее. Она как будто создана только чтобы манить издалека. Неужели вы никогда не замечали этого?

Нестройное «да» и «действительно» было ответом астроному.

  • Если все так – Тар утопит свое новое общество в крови и скатится в диктатуру или не справится с управлением и воцарится анархия. Этому нужно помешать.
  • Люди и так и так утопят друг друга в крови, как ни повернись. – ответил Вавилон.
  • Нет, правда, Джаууаль, какое нам дело до их внутренних разборок? – вторил дипломату Вандерер – К тому же, вмешиваясь в их жизнь, мы сделаем только хуже. Нам сейчас прежде всего нужно заботиться о собственном будущем. Выполним условия сделки, а потом вернемся в свое время. Честно говоря, человеческое восприятие порядком утомило меня. Всего пятьдесят лет, а прошло как будто полжизни.
  • Думаешь это только из-за восприятия? Тебе не кажется, что наша жизнь стала полнее именно из-за соседства с людьми?
  • К чему ты ведешь?
  • Я не хочу возвращаться в этот пустой и безжизненный космос. Мы посетили столько звезд. И что? Никого. За все это время не больше десятка аномалий, относительно которых еще можно подумать – насколько их можно считать живыми. Но мы-то! Мы созданы людьми по образу и подобию земной жизни. Не значит ли это, что наше предначертание – стать ее частью? Для нас Земля – такая же родина, как и для людей. Не знаю как вас, но меня это одиночество угнетает гораздо сильнее человеческого восприятия.

В голосе Хегала чувствовалось негодование знатока, услышавшего точку зрения дилетанта:

  • Восприятие неразрывно связано с продолжительностью жизни. Жизнь всеми воспринимается одинаково. Она не меряется годами. Ее продолжительность всегда – ровно одна жизнь. От рождения и до смерти. От вида к виду разнится лишь скорость восприятия. Принять человеческую с нашей физиологией невозможно. Нельзя поддерживать это ускоренное восприятие вечно – оно истощает нервную систему. Жить в отличном от человеческого времени – вот наша судьба.
  • Если для этого потребуется принять человеческий срок жизни – я согласен. Ты сам говоришь – если смотреть изнутри, субъективно – то между сотней и десятью тысячами лет нет никакой разницы.
  • Я тебе говорю, что с нашей физиологией это невозможно. Чтобы исполнилось то, чего ты хочешь, тебе нужно тело навроде человеческого. Мы с таким трудом получили свои схемы – а теперь ты говоришь, что тебе это не нужно. Что ты хочешь человеческое тело. Ты хотя бы понимаешь, насколько это выполнимое желание? Или ты как Тар – хочешь перевернуть мир? Вавилон только что рассказал, чем это заканчивается.
  • Постойте. К чему вы развели эту ссору? Я отчасти разделяю взгляды Джаууаля. Но почему бы не научиться сосуществовать с людьми, не покидая своего времени? По крайней мере, не покидая надолго. После того как Врата уничтожены, все человечество обратило свой взор к звездам. Они стремятся туда с гораздо большим рвением, чем во времена нашей молодости. Как мы поможем Тару – так поможем и другим.
  • Исполнять роль ковчегов?
  • Да. Всегда найдутся те, кто, как и Тар будут искать лучшей жизни вдалеке от дома. И не у всех будут возможности туда добраться. А ведь теперь они точно знают, около какой звезды какие планеты есть и какие из них были терраформированы нами в прошлом. В обмен на транспортировку они наладят в заселенных мирах добычу редких ресурсов. Это вместе со схемами позволит нам не заботиться о старении.
  • Мда. Но мы опять кое-что упустили. Тар еще не передал схемы. Думаю, каждый из вас понял, что доверять людям порой довольно опрометчиво.
  • Если не передаст сам, мы его заставим. На «Мистрил» нет оружия…
  • Нет! – Джаууаль даже притормозил и слегка выбился из строя.
  • Что?
  • Этого мы делать не будем! Я этого не позволю.
  • Посмотрим. Может быть, этого удастся избежать. Пока еще рано составлять подробный план. Слишком мало информации. Подождем до Ио.
  • И знаете, я тут подумал… – Хегал в задумчивости растягивал каждое слово – Гинга. Откуда у него и Стражей были синхропередатчики? Я помню, когда они только родились – в чем-то они нас превосходили, но о подобной телепатии речи не шло.
  • Синхропередатчики это технология… – Ильмаринен долго не решался договорить – последних дней человечества. Перед тем, как Земля замолчала, кто-то из Стражей, возможно даже, они все, побывали здесь. А мы… опоздали.
  • Ну, вот мы и прибыли. Вон он – наш ковчег.
  • Внушительно. И что, вы построили его сами, Александр?
  • И я тоже. Это международный проект. Я был одним из тех, кто над ним работал. Но правительства не смогут использовать его правильно. Поэтому мы заберем его. Сейчас он как раз заселен, среди колонистов много моих сторонников, так что можно сказать, что он уже наш.
  • Постойте. А это что? – Гиппарх указал координаты.
  • Это… какого?! – Александр отвернулся от микрофона и его голос стал приглушенным – Ирд, Каим, что это значит? Почему они здесь? Почему вы не проверили?! Чтоб все…
  • Александр, мы ждем ответа.
  • Это машины проекта обратной разработки. И у нас проблемы. Команда крейсера, охраняющего ковчег, верна нашему делу. Но машины обратной разработки должны сопровождать «Алле Лои» и «Сэт». Новейшие боевые крейсеры. Они уже должны быть оповещены о том, что мы сделали и наверняка отслеживают нас.
  • Уходим?
  • Нет! Мы не можем бросить ковчег!
  • Александр, мы не собираемся жертвовать жизнью ради вашего плана.
  • «Лои» и «Сэт» оснащены межзвездными щитами. Вам от них не убежать.
  • Значит, примем бой.
  • Но ваше оружие устарело. Что мы сможем им противопоставить?!

К каналу связи подключилась Мира:

  • Есть одна идея.

«Машины обратной разработки» – хором сказали Мира и Ильмаринен.

  • Да. Вы правильно догадались. Они построены с расчетом на самозащиту. На них есть оружие. Нужно захватить управление.
  • В каком они сейчас состоянии?
  • Практически полностью завершены, но еще не активированы.
  • Они что с языком?
  • Аналогичен вашему.
  • Так. Этих новых сторожевиков не видно, значит, маскируются или спрятались за диск Ио. Попробуем подойти поближе к копиям. Держитесь.

Отсюда машины обратной разработки были уже хорошо видны. Они излучали слабый физиологический радиошум – их метаболизм был запущен, но они находились в глубокой гибернации. ИИ еще не были пробуждены. На корпусах значилось: «Цартрэ», «Тахионрэ», «Парсенрэ», «Суонрэ» и «Фермионрэ». Каждый взял на себя по одному крейсеру. Хегал и Ильмаринен занялись «Цартрэ» вдвоем.

  • Ты слышишь? Цартрэ, ты слышишь нас? Проснись, пожалуйста. Ты нам сейчас очень нужен.
  • Кто? Кто такой? Откуда?
  • Сейчас, погоди. Сейчас мы активируем твои сенсоры.
  • О-о! Двое… И много. Раз, два, три, четыре похожих и раз, два, три, четыре, пять, шесть других. Зачем?
  • Нужна ваша помощь. Тут два… совсем других. Они хотят нас убить. Их нужно уничтожить.
  • О, уничтожить? Сыны Нергала, волнобои? Ладно. Где они? – Цартрэ говорил быстро и с задорной решимостью в голосе. Учитывая, что именно он говорил, от этого становилось не по себе.
  • Сейчас, нам нужно их найти. А остальные? Ты можешь связаться со своими братьями? Они согласны?
  • Уже связался. Вы не слышите нас? Голем не разрешает?
  • Голем?
  • Голем, оседлавший вон того Другого. Вы общаетесь с нами через него. Значит, он не пропускает часть информации. Каждый Другой слышит только одного Похожего.
  • Подождите, сейчас настрою – это вышел на связь Ирд – Они общаются через синхропередатчики. Так, готово.
  • Гдечтозачемкудакогда? Уничтожитькогогде? – копии заговорили все одновременно. Вандерер рефлекторно снизил чувствительность радиолокаторов, но по понятным причинам это не помогло.
  • Нет! Стойте. Тише! Так… Суонрэ, говори ты.
  • Кого нам уничтожить, Другой с Големом?
  • Где-то здесь находятся две вражеских машины. Они хотят нас убить. Сейчас мы осторожно все вместе поищем их. Вы не видите – поблизости нет кого-нибудь под маскировкой?
  • Нетнетневидимнетунет. Пять потоков, пытающихся втиснуться в единственный канал передачи данных синхропередатчика «Мистрил» сбивал с толку.
  • А вы можете общаться через радиоволны?
  • Как это?
  • Вот так – Вандерер сказал это обычным способом.
  • Громкодругиеоченьгромкоговорят.
  • Радиоволны? – Первое слово Тахионрэ, с непривычки не рассчитавшего силы, было громким даже по меркам древних крейсеров.
  • Какунихэтополучаетсятахионрэсумелкак?
  • Я тоже, кажется, понял. Но это странно… – один за другим копии освоили нормальную для древних крейсеров манеру речи. Такая функция была заложена в них, но являлась чем-то вроде крика. Основным способом общения были синхропередатчики.
  • Красиво-о! – протянул Суонрэ, указывая куда-то в сторону. – Что это?

Ирд настроился на общий канал:

  • Так, уже вижу. Наших союзников из охраны ковчега раскрыли. Они, должно быть, решили пожертвовать собой, чтобы отвести угрозу нас. Это наш шанс – атакуем «Сэт» и «Лои» все вместе. Так у нас есть шансы на победу.

Обстановка в не успевшем начаться бою резко поменялась. Суммарная мощь двенадцати машин уже была сравнима с парой лучших воинов Солнечной системы. Термоядерные снаряды – одно из оружий, которое крейсеры поэтично называли Сынами Нергала, лазерные лучи, отмечавшие свой путь редкими, но яркими вспышками испаряющейся космической пыли и смертоносные конусы разрядов космических воплощений сейсмобластера – волнобоев, заполнили пространство. Эфир был переполнен криками и отрывистыми сообщениями.

  • Заходи с дюз!
  • Стреляйте! Стреляйте же!
  • Тахионре, нет, это был наш!
  • Что с охраной ковчега, они живы?
  • Продолжают огонь, но серьезно повреждены.

Одна из ракет «Лои» достигла своей цели:

  • Нет! Вандерер!

Следом залп волнобоя пересекся с телом Гиппарха.

  • Гиппарх, что с тобой?
  • Кажется… еще немного протяну.

Наконец череда лазерных залпов пробила обшивку военного крейсера:

  • Да! «Сэт» уничтожен! Давайте, покажем им! Отомстим за Вандерера!
  • Фермионрэ серьезно ранен. – Внимание наблюдавшего за ранением Фермионрэ Вавилона перенеслось в другую точку пространства – Остановите его, что он делает?!
  • Он хочет протаранить его. Протаранить «Лои»! Сконцентрируем огонь. Не дадим им столкнуться.

Они не успели. Гиппарх проскочил мимо нескольких залпов волнобоя а затем, прорвавшись сквозь сияние термоядерного взрыва, вонзился носовым рассекателем между отсеков «Лои» и через несколько секунд разорвал его. Команда боевого крейсера, решив подороже продать свои жизни, перегрузила реактор. Взрыв отбросил Гиппарха от обломков его жертвы

  • Мы отбились? Это все?
  • Да. У нас получилось… – успел сказать Гиппарх перед смертью.
  • Гиппарх? Ответь!

Ильмаринен уже был рядом с его телом.

  • Бесполезно. Он мертв. Отказ аварийного гибернационного механизма. Вычислитель сгорел.
  • И за что… За что он умер. И почему он? Он никогда не был таким…
  • За наше будущее. Давайте подсчитаем потери. Итак, Вандерера и Гиппарха уже не вернуть. Что с Фермионрэ? С охраной ковчега?
  • Они тоже.

Задорный возглас прервал мрачный разговор:

  • Весело! Сражаться очень весело! Можно еще?
  • Да, да, мы хотим еще!
  • Ваш брат погиб! Как вы можете вести себя так?
  • Погиб. Это плохо?

Ильмаринен передал остальным по лазеру:

  • Они все-таки только проснулись. Их первым переживанием стало сражение. Их можно понять.
  • Да. Это плохо. И сражаться мы больше не будем. Мы должны покинуть это место.
  • Куда?
  • К другой звезде. Подождите. Так. Кто ранен?

В этом сражении все получили те или иные повреждения. Но самым страшным оказалось то, что суммарная мощность щитов оказалось существенно сниженной. Если вести речь о межзвездных щитах, то следует упомянуть, что во времена, когда они были только изобретены, о них существовало расхожее мнение, будто бы они являются чем-то вроде поля, поглощающего кинетическую энергию попадающих в него частиц. На деле же щиты были родственниками не силовому генератору, а синхропередатчику. Генератор щита создает локальное искажение пространства, изменяя траекторию попадающих в него тел так, что они огибают сам генератор. Щиты – единственное, что позволяло космическим аппаратам развивать скорость, подходящую для путешествия к другим звездам и иным отдаленным на существенное расстояние объектам. Даже в межзвездном космосе, получившем название пустого, уже на скорости в пятнадцать единиц на обшивку космических аппаратов действовало явление эфирного ветра. Обычно безвредные и крайне редкие в этой части пространства элементарные частицы, атомы водорода и мельчайшие частицы пыли при все учащающихся при нарастании скорости столкновениях со временем оказывали сильное повреждающее воздействие и, в конце концов, приводили к серьезным поломкам. Когда Табибито на скорости в семьдесят девять единиц потерял нейтронное напыление, щит не справился с плотностью эфирного потока, и четвертого брата Вандерера изодрало в клочья за восемь часов – когда он понял что происходит, было слишком поздно. И теперь, с нефункционирующими щитами крейсеры оказались заперты в Солнечной системе.

  • Почему другие ждут? – копии выражали беспокойство.
  • Не сейчас. Успокойтесь. У нас проблемы.
  • Мы хотим посмотреть на другие звезды. Быстрее!
  • Мы не можем. У нас повреждены щиты. В пути мы не выдержим и нескольких лет.
  • Щиты? Зачем несколько лет? Давайте недалеко. Хотя бы до Беглянки. Всего семьдесят суток.
  • Что?
  • Ну пожалуйста! Давайте до Беглянки и сразу обратно. Очень хотим посмотреть другую звезду.
  • Что про семьдесят суток?
  • Столько займет путь до Беглянки.
  • Но как?
  • Ха, Суонрэ понял! Другие не могут не только нормально общаться, но и пользоваться свертывателем.
  • О чем они? Объяснитесь. – Тар обращался к древним машинам, считая, что им ближе логика копий.
  • Это нам следовало бы спросить у вас, Александр.
  • Подождите. Кажется, они ведут речь о каком-то имплантированном навыке. – Ильмаринен обратился к копиям:
  • Скажите, кто научил вас пользоваться свертывателем? Кто рассказал о нем?
  • Не нужно учиться пользоваться свертывателем. Ты просто умеешь это делать – и все.
  • Точно. Это имплантированный навык. Они умеют делать это так же, как люди умеют дышать. И при этом абсолютно не представляют, как устроен этот их свертыватель.
  • Значит, устройство для перемещения быстрее света. Но как… я не слышал ни о чем подобном. Хотя я работал над созданием крупных крейсеров – в том числе и ковчега. Почему свертыватель не стоит на нем? Сдается мне, что копии что-то недоговаривают.
  • Это исключено. Сегодня они были пробуждены впервые в жизни. Они еще не научились врать или намеренно утаивать информацию.
  • Александр, с базы на Ганимеде уже подтягиваются другие военные. Нам нужно срочно уходить.
  • Да. Понимаю. Ну что ж, бегать по солнечной системе мы можем долго, но это не выход. Без щитов мы заперты – рано или поздно нас поймают, а восстановить их вряд ли получится.
  • Почему же? Спрячемся где-нибудь в облаке Оорта – насобираем там астероидов и отрегенерируем.
  • Нет. Просто поверьте мне. Наш единственный выход – свертыватель копий. Если он работает так, как они говорят – это наш путь к спасению. Цартрэ, Парсенрэ, Суонрэ, Тахионре, вы слышите меня? Сейчас мы заберем вон ту штуку – это наш ковчег – и отправимся к другой звезде. Но не к Беглянке и даже не к Ривию или Легиону. Нам нужна AMF-S-115. Вы знаете такую?
  • Конечно.
  • Тогда давайте попробуем.

Желтый карлик главной последовательности. Один из многих братьев Солнца, но один из немногих, имеющих в Зоне Жизни планету земного типа. Много тысяч лет назад Хегал и Ильмаринен сделали все, чтобы воссоздать Землю – планета подходила для этого как нельзя лучше. В то время генератор биосферы Хегала еще не исчерпал свой ресурс, а потому ее даже удалось заселить. На ней были города с заводами и жилыми массивами, дороги, добывающие комбинаты. Даже подъемник и орбитальная инфраструктура. Все было готово к приходу людей. Но люди не пришли. Вышедшие из под контроля терраформационные машины продолжали исправно выполнять свою работу в сотнях световых лет от Земли, куда людям не представлялось возможным добраться самим. Между тем, человеческая цивилизация, какой ее знали крейсеры, к тому времени уже давно исчезла. Человеческий вид стоял на грани вымирания, а немногочисленные группы выживших вернулись в каменный век. Но планеты очень терпеливы. Время, которое даже крейсерам покажется вечностью, для планеты не очень велико. Голубая планета, вращающаяся вокруг AMS-S-115, дождалась людей.

  • Мы. Угнали. Сверхсветовые. Крейсеры.
  • Что ж поздравляю. Впервые в истории, между прочим. Да, немало упустила моя разведслужба. Сдается мне, кое-то поспособствовал именно такому развитию событий. Меня – Меня! – провели.
  • Как нелепо теперь выглядят гибернационные капсулы ковчега.
  • Ковчег сам теперь выглядит нелепо. Понятно, куда начали внезапно утекать деньги с проекта его постройки.
  • Каим, сколько времени занял на маневр?
  • Сейчас – астронавигационный компьютер «Мистрил», сверившись с положением звезд, выдал результат – Дв.. двадцать лет. Нас как будто бы выкинуло из времени на двадцать лет и сорок три дня.
  • Вот, значит, какова плата за использование свертывателя. Ну, тогда давайте наверстывать упущенное.
  • Итак, кем бы ни был Александр, он выполнил свое обещание. У нас есть схемы.
  • Выполнил? Ха. Лжец. Я уверен – он все знал с самого начала. Знал, что нельзя обойтись без вегетативных микросборщиков. Какой от его схем толк? Теперь, когда мы знаем, в чем дело, все ясно. С самого начала все было бессмысленно. С самого начала. Еще когда мы решили вернуться к Земле, все было предрешено. Мы смертны, пора принять это. Если честно, я уже не против умереть. Я как будто бы… ну не знаю, устал что ли.
  • Как странно… – тот, чьей миссией было дарить жизнь, устал от нее. Да, Хегал? Я тоже чувствую подобное. Но еще я ощущаю, что осталось что-то. Что-то незавершенное. Ради чего еще стоило бы жить.
  • Остается или нет – Аксе все равно. Этого не остановить.
  • Подождите предаваться отчаянию. Я еще не договорил. Да, действительно, то, что обнаружили ученые – явление техногенного аналога предела Хейфлика, локализовано в нервной системе. Невозможно осуществить ее пересадку в новое тело – по какой-то причине вегетативные микросборщики системы самовосстановления тут же стареют и перестают выполнять свои функции. А это, как известно, и лежит в основе смерти у всего живого. Хотя последний удар приходится на витальный треугольник или, для нас – на витальную ось – реактор и вычислитель, все начинается с недостаточности регенераторных механизмов. Как бы мы ни старались воссоздать себя с помощью соматических микросборщиков, как это предлагал Александр, это бесперспективно, если, перенося вычислители в них, мы тут же делаем их умирающими. И все же. Чем мы уникальны? Что выделяет нас в мире? Никого не удивишь разумной машиной. Люди научили свободной речи многие механизмы. А вот из живых машин мы остались единственными. А что делает нас живыми? Я не знаю точно. Но посмотрите – гремлин, что гложет нашу систему восстановления – вот неопровержимое доказательство того, что мы живем, а не существуем, как ракета или реактор. Это – голос нашей души. Мы знаем все слагаемые – но не знаем, почему целое больше их суммы. Именно столкнувшись с подобным эффектом, люди поняли, что создали новую жизнь.
  • «Живые» – это просто эпитет. Зачем относиться к нему так серьезно?
  • Ведь относимся же мы серьезно к смерти. Джаууаль уже говорил об этом, но вы не восприняли его всерьез. Люди были правы. Или, может быть, просто угадали. Это не эпитет. Это определение. Но кое-чего нам не хватает. Одного, последнего шага, чтобы завершить путь от неживого к живому.
  • Есть одна сказка. О деревянной кукле, ставшей живой. И для этого ей потребовалось волшебное вмешательство. Что же ты предлагаешь нам?
  • Наверное, это что-то сродни волшебству. Даже люди не до конца понимали, как это происходит. Но чтобы сделать это, не нужно понимать. Достаточно просто сделать. А это очень просто. Даже микросборщики это умеют. Пора и нам.
  • Друг мой, Ильмаринен, ты для меня – самый близкий из всех. Если обрести настоящую жизнь – твое последнее желание, то не сомневайся, я буду с тобой.
  • Это не последнее желание. Это путь в будущее. Путь на сегодня и навсегда. Я увидел его, еще когда мы нашли копии. Я увидел его в них. Неужели ни у кого не было подобных мыслей? За что первичные машины получили название «самосборные»? Нам нужны потомки. Размножение – последний критерий живого, которому не удовлетворяем. Теперь, когда у нас есть схемы, ничто не мешает вывернуть систему самовосстановления наизнанку. Пусть ее микросборщики совсем обессилели. Их заменой станут соматические, что действуют совместно с силовыми манипуляторами. Это универсальные инструменты – с их помощью можно сотворить что угодно. Нужно просто довериться своему подсознанию – имплантированные схемы воплотятся без труда. Если создать новые вычислители – наши потомки родятся молодыми, как и положено. Наш разум, подобно человеческому, порожден самой нашей анатомией. Достаточно воссоздать тела, а искра разума родится в них сама. Но искра разума – не разум, а лишь возможность его получить. У них не будет всего того набора имплантированных знаний и навыков. Их придется многому научить, и, прежде всего – языку. Но сделаем это – и мы уже не исчезнем насовсем.
  • Значит, теория бионической предопределенности, в конце концов, подтвердилась. Все повторилось. Машины, согласно божественному замыслу, наконец, станут биологическим видом.
  • Потрясающе. Да. Время заявить о себе как о новом виде.
  • Значит, решено. Но осталось еще кое-что. У нас шесть схем. А нас осталось всего четверо.
  • Я возьму схему брата.
  • Я тоже возьму схему Вандерера.
  • Тогда мы с Хегалом оставим себе схему Гиппарха. И хочу еще предупредить – вполне возможно, что мы не успеем создать по потомку на каждую схему. Нам, кроме прочего, еще нужно заботиться о копиях – они еще слишком неопытны. Поэтому рекомендую совместить две схемы, который каждый из нас получит. Это должно получиться рефлекторно. Анатомически мы немного отличаемся, но в основе одна и та же конструкция. Трудно предположить, к какому виду деятельности будет тяготеть рожденный в результате этого, но возможно это даже к лучшему. И перед следующим поколением эта проблема уже не встанет проблемы. У них будет достаточно времени.
  • Циолковский.
  • Что?
  • Я назову его Циолковский. Этот человек когда-то высказал идею о виде, средой обитания которого станет само космическое пространство.
  • Нейман. Если уж говорить о пророчествах.
  • Люди, люди, люди. Сплошные люди. Раз уж нам суждено быть разумным видом, то следовало бы подумать о создании самобытной культуры. Вавилон, подскажи, пожалуйста – Джаууаль спросил что-то по лазеру. Удовлетворившись ответом, он произнес:
  • Геттисберг.
  • Инау времен Южной Войны. – пояснил Вавилон – Первая машина, получившая офицерское звание. Когда командир-человек погиб, он под обстрелом вражеской артиллерии продолжил вести отряд на помощь осажденному Буэнос-Айресу.
  • А ты, Вавилон? Какое имя ты выберешь?
  • Пока что, Джаууаль, мы находимся в тени культуры людей. Трудно поддерживать самобытность, когда история твоего народа насчитывает всего одно поколение. Нашу собственную культуру предстоит создать нашим потомкам. Но я попробую начать сейчас. Я назову его в честь Странника и Табибито. Оба этих имени на разных человеческих языках означают одно и то же. «Звездный скиталец». Пусть того, кто придет мне на смену, зовут так же. Но это имя будет на нашем собственном языке. У него не будет привычного людям звучания. Только поток радиоволн. Ха, непростую задачу задам я человеческим хронистам.

Анонимус Сб 10 октября 2009 00:18:43 №873101
Бронированная дверь открылась и в кабинет вошла Мира. Мира за эти годы сильно изменилась. Она, наконец, оставила попытки скрыть природный цвет своих волос, закрашивая их темной краской. Только теперь, когда они уже начинали седеть.

  • Приветствую, гражданка Генеральный Смотритель.
  • Здравствуйте, Провидец. – вообще-то Александра обычно приветствовали в полной форме – «долгих лет жизни». Впрочем, Мире было позволительно сказать хоть «приветик», но так она не говорила уже лет двадцать. А для того, чтобы употребить полную форму, ей не доставало злорадства.
  • Прошу, проходи. Чай будешь?
  • Нет, благодарю.

Мира уселась в кресло и замолчала. Воспользовавшись этим, Александр начал первым. Сжав в одной руке пиалу с напитком, он показал внутрь нее пальцем.

  • Знаешь что случилось с древними? Не дав Мире ответить, он продолжил – считается, что они уничтожили друг-друга в войне. Когда-то я всерьез интересовался этим вопросом, но с некоторых пор мое внимание было занято кое-чем другим. Так вот – не все так просто: В те времена в бывшем на протяжении тысячелетий стабильным обществе произошел срыв. Древние, как и мы, научились жить, не уничтожая друг друга под корень даже изобретя луки, сталь, артиллерию, отравляющие газы, термоядерное оружие и сейсмобластеры. Сбой произошел на уровне организации общества, а не на уровне технологий. Их погубила группировка фанатиков, решившая, что человечество слишком медленно исследует космос. Они считали, что эволюция человеческого вида – смыслом существования которого, по их мнению, была исключительно космическая экспансия – зашла в тупик. Поэтому они решили устроить перезагрузку. Перезагрузку могущественнейшего вида на планете. Надо сказать, древние были сами виноваты. Именно гиперглобализация, связанная с медленным распространением людей в пространстве, позволила какой-то шайке экстремистов стать силой мирового масштаба. Гиперглобализация на краткое время почти объединила человеческий вид. Небольшие флуктуации сепаратизма быстро подавлялись. Трудно вести войну, когда против тебя выступят войска всего остального человечества. Впрочем, находились и те, кто находил способы. Но это несущественно – несмотря на бурные внутренние процессы, люди всей планеты были прочно связаны в единое общество. Но когда в мире была всего одна сила, которую ничто не уравновешивало, малейший изъян в ней мог вылиться в гибель всего вида. Разумеется, когда фанатики, проникли в правительство Совета, объединявшего государства, сработал защитный механизм. Объединившееся общество, лишившееся тем самым соседей, обречено на скорое деление надвое. Общество ведь не может существовать в вакууме, ему нужно окружение. Вероятно, это бы ожидало Вимхакс и его союзников, если бы они победили в Великой войне. И нашлись люди, разгадавшие, какая судьба уготована человечеству. Высшее руководство общества эсхатофилов, прочно занявшее позиции в правительстве, все отрицало, выставляя сопротивление обычными повстанцами. Грандиозная гражданская война захлестнула Землю. Большая часть людей со временем заняла сторону сопротивления. Но к тому времени это уже не имело значения * технологии древних позволяли при необходимости вести войну, не особо нуждаясь в людях. Микросборщики под управлением координирующего ядра могут без перерыва поставлять боевые машины на фронт. Люди проиграли. Мартианские колонисты были рассеяны и уничтожены, не успев собрать подкрепления для Земли, и не успев покинуть Солнечную систему самостоятельно. Первый Ковчег так и остался лежать в недрах Антайских гор. А миксроборщики нанесли человечеству последний удар. Пролиферативная экспансия, основа жизни, превратила их в страшное оружие – микродеструткор. Его назначением было окончательно стереть все следы поверженной цивилизации и отбросить остатки людей в доисторические времена. Некоторые еще пытались восстановить былое величие. По чудом сохранившимся книгам, по знаниям, переданным предками. Но все это оказалось тщетным. История началась заново. И все это время, все десять тысяч лет Земля была заперта, огорожена Вратами Рая. Или, вернее, автоматической системой защиты орбитального пространства «Танелорн». Но ее истинным назначением была не защита людей, а сдерживание. Поднявшись на соответствующий уровень развития мы, как и наши далекие предки, попытались преодолеть земное притяжение и выйти в космос. Но натолкнулись на сопротивление автоматов. Насколько я могу предположить, по замыслу эсхатофилов, создавших «Танелорн», на протяжении сотни, возможно, нескольких сотен лет автоматы должны были удерживать нас на Земле. Но рано или поздно мы нашли бы способ преодолеть блокаду. И тогда человечество, вырвавшись, наконец, за пределы своей колыбели, начало бы осваивать космическое пространство темпами, которые и не снились древним. Врата Рая, пожалуй, даже более подходящее название – люди должны были суметь открыть их – и тем самым заслужить пропуск в лучший мир. Хотя все пошло немного не по плану – нам помогли ровесники «Танелорна», но в целом замысел удался. Древние, помнится, доросли до боевых пилотируемых крейсеров через два века после выхода в космос. А мы всего через двадцать лет – «Гайавата» встал на боевое дежурство перед самым технокультурным шоком. Перезапуск Гольфстрима – крупный терраформационный проект, обеспечивший расцвет Новой Европы – под конец шока. А уж о поселениях на Марте и говорить нечего. Хотя он, благодаря древним, уже не требовал адаптации под нужды людей, так что это не показатель. Но сбылась ли мечта эсхатофилов? Обрели ли себя люди по-настоящему? Мы так и не изменились. Если позволишь мне такое сравнение – мы чем-то похожи на породившую нас планету. Что-то меняется так же быстро, как облачный узор атмосферы. Мода, политическая обстановка. Что-то сменяется вместе со слоями почвы, как раз за то время, которое необходимо, чтобы джунгли стали пустынями, а на покинутые города заросли и стали лесами и степями. Отношение к жизни и смерти, к нашему миру, видение собственного будущего. И есть кое-что – самая основа нашего вида, что меняется вместе с очертаниями материков, на что требуются целые эпохи. Это то, что наши космические друзья называют внутренним реактором человечества. Как сейсмобластер перекраивает материки, так эсхатофилы попытались изменить конфигурацию нашего реактора. Но эволюцию не обмануть. Когда пытаешься управлять ей, всегда оказывается, что это она управляет тобой. – Александр замолчал и взглянул на свою гостью. Взгляд Миры мог прожечь стены бункера до поверхности.
  • Если ты считаешь, что эта тирада, символизирующееся твое раскаянье, отпустит тебе грехи, ты ошибаешься.
  • В моей ситуации глупо на что-то надеяться. Просто хочу, чтобы ты знала. Чтобы хоть кто-то знал.
  • Ну конечно. Фанатики древности убили пятнадцать миллиардов, а ты всего пятнадцать миллионов.
  • Мы, Мира, мы. Не спеши открещиваться от меня. Хотя бы в личном разговоре. Ты сможешь отыграться в СМИ. Да, устраивать теракты и красть информацию оказалось проще, чем управлять людьми. Тот я, который только это и умел, перегрыз бы себе сегодняшнему глотку за такие слова, но я просчитался. Новый мир вскоре почти перестанет отличаться от старого. Но знаешь, прежде чем ты уйдешь, я хочу сказать кое-что. Все-таки, мы оказались сопричастны к чему-то по-настоящему прекрасному. К рождению действительно нового мира. Они еще не понимают, кто они на самом деле. В силу какого-то комплекса неполноценности чувствует свое родство к инау или твоим рукотворным советникам. Но на самом деле это мы – мы их настоящие предки. Как человек произошел от обезьяны, так крейсеры произошли от человека. Не буду судить – окажутся они более прогрессивным видом или нет. Но они – несомненно новое слово в эволюции. Живое опровержение теории бионической предопределенности.
  • А по-моему – слова Миры просто сочились мрачностью, но Александр про себя улыбнулся – он все-таки увлек ее разговором – как раз подтверждение.
  • Нет! Теория гласит, что машины обречены в точности повторять живые организмы. Назначение технического прогресса – осмысление жизни. Из него не выйдет ничего принципиально нового – с Богом не поспоришь в изобретательности. Венец развития технической цивилизации предопределен – ее триумфом и концом будет воссоздание, полная обратная разработка живых существ. Так утверждали апологеты теории. Но сейчас мы видим, что с помощью технологий мы пошли дальше. Мы создали собственных преемников. Человек Звездный. Новая ступень эволюции. Нашими силами Бог не только познает себя, но и развивается.
  • Замечательно. – Мире окончательно надоел этот разговор – А теперь к делу. Ты… – Мира осеклась, а потом молча достала из кармана сверток и положила на стол, после чего вышла из кабинета, закрыв за собой дверь. В свертке, несомненно, лежит пистолет. После выстрела кто-нибудь зайдет сюда и проверит тело.

На этот раз Тар не скрывал улыбку. Он достал из ящика стола кейс. Когда-то ради имплантации синхропередатчика и элемента питания к нему пожертвовал костным мозгом обеих бедренных костей. На этот раз ничего такого не потребовалось. Свертыватель просто лежал у него в кабинете. Эта машина очень маломощная – но на одного человека хватит. Для энергоснабжения ее пришлось через синхролинию подключить к одной из электростанций – у кого-то в доме погаснет свет. Дети крейсеров не обладали свертывателями с рождения – они собирались отдельно и использовались просто как инструмент. На шутку Александра, что машины пользуются машинами Хегал ответил, что это не менее удивительно, чем растворенная в крови людей буровая установка, которая вбивает перфориновые сваи в мембрану для создания тоннеля к недрам бактериальных клеток. И все это работало еще когда люди не освоили изготовление палок-копалок. Александр успокаивал себя тем, что общество все же получилось единым. Новую планету занимала единственная и очень прочная конфедерация. Разумеется, это не навсегда. Со временем деструктивные процессы возобладают над синтетическими. Но ИИ-советники Миры предсказывали, что не пройдет и сотни лет, как земляне доберутся сюда. Тогда их не стали преследовать – хотя две планеты больше не разделяла спасительная бездна многовекового пути, перемещение при помощи свертывателя тоже не было мгновенным, и политикам, надо полагать, оказалось проще замять дело. Но у свертывателя большие перспективы. Технология все больше совершенствуется и время пути отсюда до Земли все уменьшается. Когда-нибудь земляне прибудут сюда просто в рамках освоения космоса. Государства и нации все же исчезнут. Теперь человечество будет делиться на планеты, а не на страны. Тар в последний раз окинул взглядом комнату и нажал кнопку на консоли свертывателя. Какая ирония. Свертыватель, технология, которой эсхатофилы поклонялись бы, как божеству, на момент Последней войны уже почти была в руках людей. Сколько времени нужно, чтобы зная, как устроен синхропередатчик, создать свертыватель? Практика показывает, что около полувека. Всего одна технология предотвратила бы уничтожение Древних. Не дойдя до своей изначальной цели, что произошло бы через каких-то пятьдесят лет, эсхатофилы обрекли человечество на повторение пути в сотню веков. Или, может быть, они уже знали о сверхсветовых путешествиях? Может быть та, последняя, абсолютная война помутила их разум, заставив предать свою мечту ради новой, страшной утопии мирового очищения? Видимо, теперь уже никто не узнает этого. Но нужно спешить. Звездный Народ уже ждал его. На днях они вновь отправятся к Земле – там Александр сдастся тем, кто на самом деле имеет право его судить. А крейсеры узнают какие планеты еще не заселены и предложат свою помощь в качестве проводников – так, в обмен на доставку колонистов – они планируют получать необходимые для воспроизведения ресурсы пока не научатся делать это самостоятельно. На том уровне, на котором будут происходить переговоры, не принято держать обиду – все решают политика и экономика. А Александр станет тем предохранителем, который примет удар со стороны общественного мнения. Проще говоря, он возьмет всю ответственность на себя. А дальше… часть, вероятно, останется с людьми, а часть уйдет в неисследованные области космоса, чтобы создать там свой новый мир. Нет никаких сомнений, что у них это получится – для них слова «начнем сначала» имеют свое истинное значение.

Анонимус Сб 10 октября 2009 00:32:17 №873130

Анонимус Пн 23 ноября 2009 18:44:33 №944321
Ну чо, Ычан, давай, чтоб ровненько три месяца. Это конец. Финальная версия. Может еще чего и нагенерю когда-нибудь. А это дело пора заканчивать. Если еще есть люди с терпением стада удавов, которые это тред держат в закладках, или те кто просто помнят его - особо ничего нового нет. Пофиксены кривые места, да пара новых абзацев - преимущественно в конце. Разве что для душевного спокойствия, что схоронил последнюю версию, можно скачать. Ну и может кто новый решится осиливать этот тлдр. Вот и все, ребята. http://rghost.ru/download/637263/22489f2054c5610915a3351adfe9fab3232c9e79/owarida.doc

Анонимус Пт 27 ноября 2009 08:55:19 №950272
Кладу рарджпег на радикал, на вечное хранение. http://i036.radikal.ru/0911/ea/c0daa0a436bd.jpg