Архив:История Ычана: о Сорке

Материал из Noobtype — единственного источника Истины во Вселенной
Перейти к: навигация, поиск
Графомания
Автобус 410 оригинальная историярассказ от имени девушкиальтернативное повествованиесатира • … • байки
ЮВАО-тян и СЗАО-тян оригинальная историяпродолжениепредыстория UvaoprojectBAD END #42история, хyлиА вот вам и история • … • разное
Пионерлагерь «Совёнок»:  Первое описание характеров для эрогеПОКNНЬ УТRН? • …
Коллайдер-сама Ждать оставалось недолго • …
Жестокая голактека оригинальная историяистория о разумных крейсерах • …
История Ычана Бесконечное Летоо Соркеполиция Ычанаособняк с привидениями • …
Пьесы про город Ычан:  Сегодня на втором каналеПечальная судьба Гы и ХыБремя олдфагаПисака И РисовакаКриволанус и непотребства • …
Разное:  Архив:история о СырноКоллективная ВН по Тохо



История Ычана: о Сорке
Изображение в треде: 
Место публикации:  http://iichan.hk/b/
Доступно в архиве:  http://iichan.hk/b/res/2471276.html
Статус:  законченная история, тред жив


Анонимус Пт 21 сентября 2012 05:34:41 №2471276
Навеяно одним несуществующим более тредом. Упомянутые ниже личности упоминаются ниже лишь красного словца ради, а не с целью переосмысления или реабилитации и апологетства.


_Сия история произошла настолько давно, что матери ваших матерей еще не уронили свою первую кровь, а отцы ваших отцов еще не победили своего первого тpoлля. И быть бы этому деянию навеки забытым или отраженным лишь в легендах да сказках, как герои древности Добропятый и Тринадцатый, если бы не страшные отголоски, слышимые и поныне. Да, мои слушатели, я говорю об Бесконечном лете. Я говорю о Сорке.


_Славное наше государство в те времена было столь мало, что взобравшись на холм в /b/ можно было увидеть оранжевые купола столицы Двачей на фоне серого неба. Не было ни вездесущих лолисичек тайной службы, ни png-прозрачности, ни этой вот синей феи. Наши предки уныло рождались, уныло выращивали гречиху да овощи в холодных скалистых тредах и уныло помирали, оставив после себя не менее унылое потомство, обреченное повторить путь родителей. И звалось все это Унылчаном. Существовала, правда, горстка дворян, которые пытались править темным народишком и старались хоть как-то разнообразить свои постылые будни. Например, члены могущественного клана Художников слыли искусными магами, способными призывать фамильяров-маскотов и насылать грезы, неотличимые от реальности. Кланом правил некто граф Смолев, непревзойденный мастер разметки. Всю жизнь он был одержимы поисками Философского Камня, который бы мог запилить Бесконечное лето. Смолев хотел превратить бесплодные земли Унылчана в цветущий рай ОриКона, мемов и адекватного общения. Как видите — у него была благая цель и благие намерения.


_Может так и случилось бы, и мы сейчас славили бы этого исторического мужа, но увы. Увы именовалось церковью Супермаркета, суровой и загадочной сектой, имевшей в те времена огромную власть над душами хмурых обитателей Унылчана. Архиепископ Соус CDX тоже жаждал обладать силами Бесконечного лета, дабы, явив чудо плодородия, привлечь еще больше верующих и навсегда утвердить авторитет Супермаркета. С целью узнать секреты графа Смолева Соус CDX послал к Художниками своего лазутчика — молодого священника Утянфага. Коварство плана владыки Супермаркета состояло в том, что наивный и искренний Утянфаг сам не подозревал о своей миссии, считая, что его послали обменяться опытом маскотопризывыания. Поэтому даже если лазутчик будет схвачен, о планах Супермаркета он не расскажет даже под пытками.


_Граф Смолев радушно принял молодого человека, устроил ему экскурсию по алхимическим лабораториям, где проводились сложнейшие опыты с ОриКоном, по порталам призыва, где умелые маги подчиняли себе прекрасных и могучих маскотов, так же именуемых пресонажами-талисаманами в священных книгах Супермаркета, по огромным мастерским, где полубезумный механик Лолбот создавал вайпалки поразительной разрушительности. Этому же ученому приписывается создание кошмарного экипажа, что перевозит души умерших в Подземное царство. В конце прогулки по владениям Художников, Утянфаг заметил уединенный особняк, окруженный запущенным парком. "Кто там живет?" - спросил юный священник. "О, этот дом принадлежит одному из самых прославленных деятелей магических искусств — Авторуювао. К сожалению, характер этого великого человека совсем испортился на старости лет и он никого к себе не пускает. Равно, как и не выходит наружу. Но мы все равно преклоняемся перед его гением и былыми заслугами." Утянфаг с любопытством уставился на темные окна. И ему показалось что занавеска в одном из них слабо шевельнулась.


_Вечером, устроившись в предоставленных графом комнатах, роскошь которых наверняка устроила бы и самого Соуса, Утянфаг записал впечатления сегодняшнего дня и отправил их в Супермаркет тайным средством связи. Способ, которым священник связывался с церковью был поистине хитроумным: послание крепилось на ошейник ручного слоупока, что привез с собой Утянфаг. Для отправки требовалось всего лишь выкрасить спящее животное в красный цвет. Ответ приходил через несколько минут, а уставший и обесцвеченный слоупок снова укладывался спать. Получив дальнейшие инструкции от Соуса CDX, юноша собрался было последовать примеру своего питомца, однако яркие впечатления от экскурсии возбудили Утянфага и совершенно прогнали сон. Невольный лазутчик решил прогуляться в увиденном ранее парке, благо гостевой дом находился совсем рядом.


_Гуляя, Утянфаг увидел свет в окнах особняка Автораювао. Движимый желанием посмотреть на легендарного мастера хоть одним глазом, он взобрался на дерево, растущее совсем близко к зданию. Но вместо ожидаемого старческого силуэта его взору предстал тонкий девичий стан, едва прикрытый тонкой ночной рубашкой. Прекрасная длинноволосая девушка вышла на балкон, очевидно, привлеченная шумом листвы в которой спрятался Утягнфаг. Священник, замер, прижавшись к шершавому стволу. На протяжении нескольких минут, когда незнакомка вглядывалась в ночную тьму из под папской шапочки, он почти не дышал. Не от страха разоблачения, но от восхищения. Наконец, когда существо неземной красоты скрылось, Утянфаг, не помня себя добрался до своих комнат, шатаясь, как пьяный. Этой ночью юноша открыл для себя новую страсть, которая затмила его религиозную преданность и его здравый смысл, все, чем он жил раньше. Утянфаг влюбился до безумия.

Анонимус Пт 21 сентября 2012 05:35:22 №2471277
_Так и не уснув ночью, священник с самого утра осаждал приемную графа, требуя дать ему разрешение нанести визит Авторуювао. Мол, ему просто необходимо перенять опыт мэтра маскотопризыва и все увещевания графа пропали втуне. К одиннадцати часам Смолев наконец сдался, поняв, что пропустил завтрак из-за молодого болвана. Все равно упрямый старик его не примет, думалось главе клана. Утянфаг же, окрыленный надеждой, легко взбежал на крыльцо и забарабанил в дверь что есть сил. Через полчаса на него вылилось ведро помоев со второго этажа. Священник немного умерил пыл и уселся на ступеньку поразмыслить. До него донесся тихий мелодичный смех. Порывисто вскочив, Молодой человек ринулся на звук, источник которого он обнаружил за домом. Вчерашняя девушка, видимо, прикладывала все усилия, чтобы не рассмеяться, но разгоряченный Утянфаг, представший перед ней в мокрой священнической ризе с "погонами" из картофельных очисток, свел на нет все попытки соблюсти рамки приличия. Она начала смеяться во весь свой звонкий голос, изящно прикрыв рот тонкой рукой в кружевной перчатке. Сконфуженный Утянфаг неожиданно для себя присоединился к ней и тоже счастливо засмеялся.


_Такой была первая встреча молодого Утянфага, священника Супермаркета и прекрасной юной Конеки, загадочной жительницы особняка Автораювао. Впереди у них было еще много ярких встреч и свиданий, рождение искреннего и чистого чувства. И ужасная катастрофа, принесшая страдания не только этим двоим, но и всему миру. Утянфаг, забывшись в любви, лгал напропалую. Лгал графу о своих исследованиях, лгал Соусу CDX в своих отчетах, лгал другим Художниками, слугам и гостям клана. И только с Конекой он был искренен. Он предлагал ей бежать: "Мы затеряемся в столпотворении Двача, я вступлю в Легион, а ты, милая Конека, станешь моей вайфу. Или нет, мы отправимся на Форчонг, к Муту, станем модераторами! Или на Футабу! Там нас точно никто не найдет! Даже выучим лунный — ведь вместе мы можем все!" Но Конека лишь грустно улыбалась и качала головой. "Пойми, мое место здесь, в клане. Я с самого своего появления на свет неотрывно связанна со всем этим" - девушка изящным жестом обводила рукой вокруг. "С кланом, с этими экспериментами графа, с Бесконечным летом, в конце-концов." Утянфаг лишь нетерпеливо тряс головой. "К саже это все, к саже лето". Тогда Конека испуганно прижимала свой тонкий пальчик к его губам. "Тшш, глупенький, ты не знаешь, о чем говоришь." И Утянфаг начинал исступленно целовать ее запястья.


_Естественно, долго так продолжаться не могло. Архиепископ Соус CDX принял решение действовать и отдал прямой своему лазутчику найти Философский Камень Смолева и выкрасть его. Граф Смолев тоже начал действовать, решив, что бестолковый святоша слишком уж задержался в гостях, так и не поделившись никакими методиками Супермаркета. Наконец, начал действовать Утянфаг, уже знавший от Конеки о местонахождении Бесконечного лета. Юноша решил уничтожить артефакт, который, как ему казалось, удерживал его возлюбленную в плену у графа.


_Повинуясь какими-то остатками долга и преданности, Утянфаг сообщил о своем дерзком плане Архиепископу, отправив это письмо не раскрашенным слоупоком. Слоупок добрался до адресата лишь назавтра пополудни. Глава Супермаркета, прочитав послание, рухнул в обморок. Очнувшись спустя мгновение, дрожащими руками написал в ответе всего два слова и макнул слоупока в ведро с самой красной краской. Наблюдая за рассеивающимся реактивным следом посланника, он без остановки повторял "Проверь почту, проверь почту, проверь почту..." Но было уже поздно и письмо со словами "Умерь пыл!" так никогда и не достигло своего адресата.


_Глубокой ночью, Утянфаг, пробравшись незамеченным в святая святых клана Художников (все-таки он был способным магом — недаром Соус CDX выбрал на это ответственное задание именно его) и выкрал артефакт, известный как "Бесконечное лето". Спрятав его в наплечную сумку, в которой обычно носил монографию по маскотопризыву "Краткая теория моэ-антропоморфизма", принадлежавшую перу самого Архиепископа, священник отправился к особняку Автораювао и позвал Конеку условным свистом. "Скорее, идем со мной!" - юноша поволок слабо упирающуюся и ничего не понимающую девушку к самой высокой башне владений Смолева.


_Вы ведь знаете, что случилось потом. Знаете о судьбе Утянфага. Но я все рано расскажу эту историю дальше. Но не до конца, поскольку она все еще не окончена и мы, все мы — ее непосредственные участники.


_На последнем этаже башни, который представлял из себя смотровую площадку, Утянфаг остановился перевести дух и отпустил Конеку, которую он все это время тянул за руку. Девушка испуганно смотрела на священника - "Что случилось? Что ты собираешься де..." Ее перебил яростный голос доносящийся снизу: "Мне кажется, вы несколько злоупотребили моим гостеприимством, преподобный Утянфаг." - внезапно у подножия башни из темноты вышли несколько десятков Художников во главе со Смолевым. "Спускайтесь и оставьте даму в покое. Я не стану вызывать вас на дуэль, если вы тот час же соберете вещи на навсегда уберетесь в ваш сажевый монастырь!" Утянфаг рассмеялся лающим безумным смехом: "Да, я уйду! Но уйду не один, а с моей Конекой. Но перед этим — позвольте мне вернуть вам кое-что" - с этими словами он достал из сумки Бесконечное лето и швырнул вниз. Граф понял, что за снаряд бросил Утянфаг, только когда переливающаяся сфера разлетелась на тысячи радужных осколков, которые почему-то повисли в воздухе. Безумный вопль отчаяния вырвался из глотки графа, ему вторили остальные Художники. Под это жуткий хор, Утянфаг обернулся к своей возлюбленной: "Конека, теперь ты свобо... Что с тобой?!" Ужасно бледная Конека, лежала на площадке, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками. "Холодно" прошептала она, "Почему так холодно? Согрейте меня..." И это были ее последние слова.


_Когда граф поднял обезображенное осколками лицо к башне, ее верхушка была охвачена синим алхимическим пламенем. Землю сотрясали толчки небывалой силы, с грохочущих небес били молнии. "Утянфаг, будь ты проклят! Что ты наделал, Утянфаг!" - заорал Смолев, запрокинув голову. "Дхаа. Теп-перрь я пррокляат." - не смотря на страшный шум, тихий, похожий на шипение, голос доносился отовсюду. "Но я бол-льше не Ут-тянхвааг." Со смотровой площадки в воздух поднялась нелепая изломанная фигура. Черная, будь-то обожженная кожа, неестественно длинные и асимметричные конечности, один красный глаз посредине лба. "Сооррк. Я Ссоркк."


_Бесконечное лето разбилось на мириады невесомых осколков, которые разбросало по всему миру. Гибель Конеки, гомункула-энергоносителя, созданного Художниками, высвободила колоссальные магические силы, которые впитал бывший священник. Это были положительные силы, насколько это вообще применимо к магическим силам. Ведь Конека была очень добрым и любящим существом. Она никогда, даже после смерти, не искалечила бы тело Утянфага, сделав его жутким Сорком. Этого захотел он сам, убитый горем. Чудовище, которым он стал, по сей день бродит по земле, опустошая города и деревни. Он ищет Конеку.


_Художники во главе с графом, в чьи тела попали осколки артефакта получили подобие бессмертия. Еще они могут чувствовать другие осколки Бесконечного лета на расстоянии. Если осколок относительно близко, их тела наполняются запредельной болью. Много лет они собирали части артефакта. Говорят, им осталось найти меньше десятка осколков. Что случится тогда — не знает никто. Никто кроме Сорка.